14 дек. 2010 г.

Лики Эрмитажа

У этого музея, одного из самых значительных в мире, нерусское название - Эрмитаж. Его семь зданий строили, в основном, иностранные архитекторы, для которых Россия стала второй родиной. Музей хранит великие шедевры мировой культуры, а русское искусство занимает в нем почетное место. И вместе с тем, а скорее всего благодаря этому, наш музей является символом именно российской культуры, ее открытости миру и сопричастности всей мировой культуре. В этой принципиальной всемирности - одна из уникальных особенностей Эрмитажа.

Эрмитаж во всех своих зданиях является не только сокровищницей культуры и хранителем мировых шедевров, но и великим памятником русской государственности. В его стенах прошла вся история Российской империи. Здесь умер Петр Великий; здесь жила и основала свой музей Екатерина Великая; сюда после убийства отца -императора Павла - переехал Александр I, будущий победитель Наполеона. Парадные залы Зимнего дворца, Александрийский столп и арка Главного штаба являются памятником победе России в Отечественной войне 1812 года.



В Зимнем дворце Николай I допрашивал декабристов, и Степан Халтурин, пытаясь убить Александра II, взорвал царскую столовую. Здесь Александр II скончался после покушения на него и венчался Николай II. Во дворце торжественно открылся первый Российский парламент - Государственная Дума, заседало и было арестовано Временное правительство. А потом имперская эпоха кончилась, и музей вместе с дворцом остался памятником истории и хранителем традиций.


Об истории России напоминает все в Эрмитаже: парадные и бытовые портреты, торжественные залы, включая самый главный - Тронный, он же Георгиевский, и Малый тронный, он же Петровский; Военная галерея 1812 года и Дворцовая церковь; Лоджии Рафаэля - копии Ватиканских, и рядом - Эрмитажный театр, который великий Кваренги создал для Екатерины II. Спектакли в Театре были частью замечательного действа -"увеселительного собрания", называемого "Эрмитаж". Оно проходило в нарядных залах Эрмитажа, гостиных, кабинетах, галереях, в театре.


Название "Эрмитаж" означало "приют отшельника", "место уединения". В соответствии с модой XVIII века так называли уютные дворцовые павильоны, где царственные особы принимали узкий круг гостей, не стесняя себя жесткими правилами придворного этикета. Времена изменились, но и сегодняшний музей для людей чутких и любящих искусство служит "местом уединения", где человек остается один на один с мировой культурой и, тем самым, хотя бы на время отдаляется от забот и повседневной жизни.


Великий музей многолик. И лики его меняются при переходе от здания к зданию и от эпохи к эпохе. Сегодняшний Эрмитаж связан с Зимним дворцом - шедевром русского барокко. После страшного пожара 1837 года его интерьеры были переделаны. Каменные скульптуры на крыше заменены в начале XX века медными. В его парадных залах теперь - экспозиции французской живописи, серебра и фарфора. Но во Дворце странным образом ощущается дух веселой дочери Петра Елизаветы, для которой он и строился, но в котором она не жила, мир Екатерины II, Александра I, дух николаевской эпохи и времени царя-освободителя Александра II. А в бывших фрейлинских - картины Матисса и Пикассо, китайские фрески и серебряные чаши сасанидских шахиншахов.


В Малый Эрмитаж с его Висячим садом - любимое детище "Семирамиды Севера", как называл создательницу Эрмитажа Екатерину Великую французский писатель Вольтер, - были привезены первые коллекции картин. А там, где сейчас Павильонный зал, играли в карты на бриллианты. В бывшем Манеже и конюшнях ждут переезда в новое Фондохранилище кареты и мебель из эрмитажных коллекций. В Романовской галерее выставлена богатейшая коллекция средневекового искусства. Портретная галерея династии Романовых, некогда находившаяся в одной из галерей, восстановлена недавно в новом виде в галерее, примыкающей к Николаевскому залу Зимнего дворца.


Старый, или Большой, Эрмитаж, созданный для размещения разраставшихся коллекций, вобрал в себя и гостевые комнаты, и резиденцию Государственного совета, и Кабинет министров. Сегодня в нем разместились картины Леонардо да Винчи и Тициана.


В Эрмитажном театре звучит оперная и балетная музыка. А под сценой раскопан и реконструирован Зимний дворец Петра I с двором, жилыми комнатами и подвалами. Рядом - Запасной дом, где размещены реставрационные мастерские.


Новый Эрмитаж, у главного подъезда которого стоят могучие атланты работы Теребенева, во всем мире считается одним из высших образцов мировой музейной архитектуры. Шедевры античной скульптуры, Галерея драгоценностей, полотна Веронезе и Тьеполо, изумительная коллекция голландской и фламандской живописи, узорное вооружение рыцарей - словно драгоценные камни в оправе расписных потолков и неогреческих колонн. Это все - первый публичный музей России, созданный и открытый императором Николаем I в 1852 году.


В состав Эрмитажа вошло восточное крыло здания Главного штаба. Канцелярские залы, спланированные Росси, превращаются в музейные залы, представляющие искусство эпохи ампира, галерею фарфора, панно из коллекций Морозова и Щукина.


А на противоположном берегу Невы - дворец Меншикова, первого губернатора и подлинного строителя Петербурга. В предметах и интерьерах Меншиковского дворца возрождается дух новой петровской столицы.


Эрмитаж воплотил в себя историю России, хранит дух и образы ее великих правителей и героев. Он представляет всю мировую культуру в ее высочайших шедеврах и напоминает о великой русской культуре и замечательной гуманитарной науке.


Наконец, Эрмитаж представляет собой пример истинно русской способности к выживанию. Дворцовые перевороты и пожары, революции и войны, эвакуации, насильственные распродажи, репрессии, страшная блокада и многое другое не сломили дух великого музея. Теперь мы имеем право и честь гордиться его сокровищами и историей.


Как коллекции, так и история музея принадлежат и России и всему человечеству, "городу и миру".


М.Б. Пиотровский
Директор Государственного Эрмитажа, профессор Санкт-Петербургского университета, член-корреспондент Российской академии наук, член-корреспондент Российской академии художеств, доктор исторических наук

Растрелли и Зимний дворец

В первый день января 1752 года государыня императрица Елизавета Петровна (1741-1761), недовольная теснотой в залах своего дворца во время праздника, приказала придворному обер-архитектору графу де Растрелли "сочинить проект" перестройки и расширения своей зимней резиденции в Санкт-Петербурге, возведенной еще в начале 1730-х годов для императрицы Анны Иоанновны и которая изначально не была царским дворцом. Во времена основания Петербурга здесь, на набережной Невы, неподалеку от небольшого Зимнего дворца Петра Великого, строили свои дома его вельможи. Самый большой и красивый дом принадлежал генерал-адмиралу Ф.М.Апраксину. Не имея наследников, Апраксин завещал свой дом императорской фамилии. Анна Иоанновна приказала перестроить его в свой Зимний дворец. Работа была поручена сыну и отцу Растрелли.

Бартоломее Карло Растрелли (1675-1744) - Растрелли-отец - итальянец, один из тех иностранных художников, которых охотно приглашал в Россию Петр I. Бартоломео Карло приехал в Россию в 1716 году из Парижа, где безуспешно пытался найти себе применение. В Париже у него родился сын - Бартоломео Франческо (1700-1771), которому было суждено стать великим архитектором России. Получив в Париже начальное художественное образование, в 16 лет он оказался в России. Будучи учеником и помощником отца, он участвовал вместе с ним в разработке архитектурных проектов. Хотя Растрелли-старший прославился в России главным образом как выдающийся скульптор (автор конной статуи Петра I перед Инженерным замком в Петербурге, статуи императрицы Анны Иоанновны с арапчонком, бюстов Петра I и князя Меншикова), он известен и как архитектор. Однако в этой области сын намного превзошел своего отца. Талант архитектора и фантазия художника сочетались в личности Б.-Ф.Растрелли с глубокими знаниями: в своем творчестве он опирался и на уроки французского классицизма, полученные в юности, и на принципы итальянского барокко (с 1725 по 1730 год Растрелли учился в Италии), и на традиции древней русской архитектуры. Величественные московские храмы и белокаменные церкви русских городов поразили воображение будущего архитектора еще в юности - во время долгого пути из Москвы в только что основанный Петербург. Все эти обстоятельства сформировали Б.-Ф. Растрелли как выдающегося русского архитектора, создателя оригинального стиля русского барокко. Особенности этого стиля проявились уже в 1730-е годы при создании дворца Анны Иоанновны, где Растрелли руководил основными работами. Много лет он обновлял дворец, расширяя его, присоединял к нему соседние дома и пристраивал новые флигели. Немудрено, что через 20 лет, в царствование Елизаветы Петровны, старый Зимний дворец имел уже, как писал один из историков, "вид пестрый, грязный, недостойный места им занимаемого, и сама странность дворца ... не могла быть приятна государыне". К тому же государыня Елизавета Петровна не была той принцессой маленького немецкого княжества, какой и на российском троне оставалась Анна Иоанновна. 



"Дщерь Великого Петра", возведенная на престол гвардией в результате дворцового переворота в ноябре 1741 года, Елизавета продолжила политику своего отца, направленную на укрепление могущества России и самодержавной власти. Победы России в войнах со Швецией и Пруссией, ее возросшее европейское значение, первые ростки Просвещения, поддержанные императрицей - основание Московского университета. Академии художеств, русского отечественного театра, - все это усиливало и поднимало авторитет власти. Двор Елизаветы Петровны еще сохранял определенную патриархальность. Однако привычки благочестивой русской старины - поездки на богомолье, в гости "на чаи" к подданным - чередовались с приобретавшими все больший размах и великолепие торжественными приемами, выездами, роскошными праздниками, балами, маскарадами, театральными представлениями. "Великость императорского достоинства", как было написано в Указе Елизаветы, диктовала необходимость перестроить "Зимний дворец с большим пространством в длине, ширине и вышине", придав ему великолепие и внушительность, подобающие резиденции российских самодержавцев.


16 июня 1754 года были утверждены проектные чертежи и создана Контора по строительству Зимнего дома. Уже в ходе работ у Растрелли вызревает грандиозный замысел нового громадного дворца, и, поддержанный императрицей, 7 мая 1755 года архитектор приступает к его сооружению. Шесть лет непрерывно, летом и зимой, шли строительные работы. Тянулись в Петербург подводы, плыли по Неве баржи с камнем, песком, мелом, кирпичом. На строительстве трудились более 4 тысяч рабочих, за работой которых Растрелли наблюдал лично. Весной 1761 года возведение здания было закончено, начались внутренние работы. В центре Петербурга поднялся величественный и нарядный дворец - великолепный памятник русского барокко, последнее и самое совершенное творение гениального архитектора.


Зимний дворец органично вошел в неповторимую панораму Петербурга. Мощному бегу невских волн вторит ритм белоснежных колонн северного фасада дворца; западный и восточный фасады выступами-ризалитами тянутся к городу: восточный позднее закрылся Малым Эрмитажем, а западный смотрит на старинное здание Адмиралтейства. Южным фасадом, самым парадным и пышным, дворец открыт навстречу просторной площади: по всей его длине расходятся мощные колонны - поодиночке, парами, тесными группами, оживляя поверхность стены неспешным, чуть волнообразным движением. Тройная арка въездных ворот с узорчатой чугунной оградой ведет во внутренний двор - сюда въезжали царские экипажи. А с невысокой каменной балюстрады, ограждающей крыши, глядят на Петербург могучие античные боги, герои и полководцы - созданные по рисункам Растрелли статуи и бюсты.



Лишь несколько интерьеров Зимнего дворца сохранили барочное убранство Растрелли, напоминая о величии и размахе замысла архитектора. Весь северо-восточный ризалит занимает Главная лестница. Поднимаясь по ее ступеням, внезапно попадаешь из полумрака сводов в огромное, сияющее пространство. Там, почти на двадцатиметровой высоте, в синем небе живописного плафона парят олимпийские боги, льется свет из окон и, отражаясь в зеркалах, скользит по белым стенам, золоту лепных орнаментов, статуям богов и муз. А в противоположном, юго-восточном, ризалите Растрелли расположил дворцовую церковь - увенчанный куполом на парусах русский православный храм, украшенный с безудержной барочной роскошью, воплощение ликующей радости и торжества.


Императрица Елизавета Петровна так и не успела поселиться в своем новом дворце: она скончалась 25 декабря 1761 года во временном деревянном дворце, построенном для нее Растрелли на углу Невского проспекта и Мойки. Владельцем недостроенного дворца оказался новый император России, племянник Елизаветы Петр III. Приостановив работы в парадных залах, Растрелли срочно отделал жилые апартаменты Петра III, расположив их на втором этаже в юго-восточной части дворца окнами на обширный луг - будущую Дворцовую площадь. В апреле 1762 года император, переселившийся в незавершенный Зимний дворец, обнаружил, что громадное пространство площади перед окнами его апартаментов загромождено складами, бараками, горами кирпича, камня, строительного леса и мусором. Император распорядился срочно очистить площадь. Поспешно выполняя высочайший приказ, полицмейстер Санкт-Петербурга объявил горожанам, что каждый может бесплатно взять с площади все, что он хочет. Со всех концов города к дворцу потянулись люди. Стоя у окна, новый император России от души потешался над тем, как его подданные растаскивали по домам кирпичи и доски. Через несколько часов на площади не осталось ни "единого камушка и кирпича, ни одной дощечки". Однако пребывание Петра III в Зимнем дворце, да и на императорском троне, оказалось трагически коротким. В июне 1762 года очередной дворцовый переворот вознес на российский трон его жену Екатерину II, урожденную принцессу Ангальт-Цербстскую. Растрелли не смог довести свой замысел до полного завершения - работы в Зимнем дворце были приостановлены. А вскоре новая государыня отправила в отставку великого архитектора, отдавшего всю жизнь служению России. Дворец закончили другие архитекторы. Но это уже была новая страница в истории зимней резиденции российских императоров - страница, на которой были написаны первые строки истории музея - Эрмитажа.


Основание Эрмитажа
 
Весной 1763 года царский двор и вся петербургская знать находились в Москве: в древней русской столице готовилась церемония коронации императриц Екатерины II (1729-1796). О грандиозности и великолепии этого священного для России торжества и сейчас напоминает роскошная коронационная карета, в которой Екатерина II въезжала в Кремль. Однако в праздничной суете императрица нашла время, чтобы отдать несколько важных распоряжений по устройству своей резиденции в Петербурге. Среди прочего она приказала сделать при Зимнем дворце "Эрмитаж". 



Мода на "Эрмитажи" - уютные павильоны в глуши парка или сада, предназначенные для развлечений избранного круга гостей, - пришла в Россию из Европы еще при Петре I. Екатерина хорошо помнила "Эрмитаж" императрицы Елизаветы при Петергофском дворце. Став императрицей, Екатерина решила повторить ее затею при Зимнем дворце. Это оказалось непросто, так как при дворце не было сада: со всех сторон - река, плац, соседние здания. И тогда новый обер-архитектор Ю.М.Фельтен (1730-1801), используя черновой проект французского архитектора Ж.-Б.Валлен Деламота (1729-1800), недавно принятого на службу, соорудил вплотную к восточному фасаду дворца Висячий сад. На южном его конце Фельтен построил павильон связанный внутренним переходом с Зимним дворцом, ныне - Южный павильон Малого Эрмитажа. В екатерининские времена его называли "Ближним домом" а иногда - "корпусом фаворитов". На противоположной стороне Висячего сад в 1767-1769 годах архитектор Фельтен по проекту Валлен-Деламота сооружает северный, "Ламотов" (как его тогда называли), павильон фасадом на Неву. Именно в нем и был устроен "Эрмитаж" императрицы Екатерины.


В наши дни, входя в Северный павильон Малого Эрмитажа, мы попадаем в просторный и нарядный Павильонный зал, созданный здесь уже в середине XIX век, на месте комнат времен Екатерины II. В центре павильона окнами на Неву располагался парадный зал. К нему с южной стороны примыкала Оранжерея с выходом в Висячий сад. Здесь Екатерина II отдыхала в тишине и одиночестве, прислушиваясь к журчанию фонтана, любуясь золотыми рыбками, плававшими в яшмовом бассейне, редкостными растениями и яркими "американскими" птичками. В углах павильона находились кабинеты, в одном из которых и расположился "Эрмитаж" - "приют уединения" императрицы. Кроме прочей мебели, здесь было два подъемных стола на шесть персон каждый. Столы сервировались внизу, в кухнях первого этажа, с помощью механизмов подавались наверх, чтобы избавить гостей от присутствия прислуги. Ужинами завершались веселые "эрмитажные собрания".


На эти "домашние" вечера "со спектаклем, играми и танцами" Екатерина II приглашала приятных ей людей, интересных собеседников. Им полагалось забыть о делах, держаться непринужденно и дружески. Императрица даже составила шутливые правила поведения своих гостей. Они были написаны на доске, висевшей при входе. Нарушителю полагалось наказание: например, выпить стакан холодной воды или, что было гораздо хуже, выучить несколько строк из трагедии русского поэта В.Тредиаковского, написанной очень тяжелым языком.

   Рембрандт Харменс ван Рейн Викторс, Ян - Авраам и три ангела.


Екатерина II окружила себя в "Эрмитаже" прекрасными произведениями искусства, редко стными, драгоценными вещами. В настоящее время в Павильонном зале хранятся часы "Павлин" Они достались императрице в наследство от одного из ее фаворитов - князя Г.А.Потемкина, командующего российской армией, завоевателя Крыма. Он завещал Екатерине II свою коллекция произведений искусства, в том числе картину знаменитого английского живописца Дж.Рейнолда "Амур, развязывает пояс Венеры". Именно эти картины составляли наиболее ценную часть художественных коллекций Екатерины Великой, ее музея, который, как и здание, где он находился тоже стали называть Эрмитажем - словом, вскоре ставшим известным всей просвещенной Европе, Начало музею было положено в 1764, году, когда была приобретена коллекция берлинского купца И.Гоцковского. Задолжав русской казне крупную сумму денег, он предложил в уплату долгов картины, собранные им для прусского короля Фридриха Великого, которые тот не смог оплатить в связи с финансовыми затруднениями. Коллекция состояла из 225 картин голландских и фламандских живописцев XVII века, среди которых был один из первых шедевров Эрмитажа - "Портрет молодого человека с перчаткой в руке" Ф. Халса.


Коллекционирование произведений искусства в России началось еще при Петре Великом. Петр собирал раритеты, "курьезные вещи" и картины, преимущественно голландские, среди которых было первое в России произведение великого голландского живописца XVII века Рембрандта "Прощание Давида и Ионафана", хранящееся теперь в Эрмитаже. Но при Петре I и его дочери Елизавете картины служили прежде всего украшением царских дворцов. Замысел Екатерины II был несравненно более масштабным и значительным: получив коллекцию Гоцковского, императрица поставила себе целью создать картинную галерею - дворцовый музей, подобный тем, какие были уже в это время при многих европейских дворах. Будучи образованной в духе новейших идей своего времени (с юности ее любимым чтением были сочинения французских просветителей), Екатерина II стремилась прослыть монархиней просвещенной: она покровительствовала наукам, искусствам, участвовала в литературной жизни России, вела переписку с известными писателями. Музей, который она задумала, должен был придать еще больший блеск ее царствованию, поднять культурный престиж России.


За коллекцией Гоцковского последовали многочисленные приобретения: большие коллекции и отдельные картины покупались от имени русской императрицы на всех крупнейших европейских аукционах, а также в мастерских знаменитых художников. Императрица стремилась в короткий срок создать картинную галерею европейского уровня и не считалась с затратами. Не боясь признаваться, что она "ничего не смыслит в живописи", Екатерина II умела выбрать себе советников, комиссионеров. Это были знатоки, обладавшие вкусом, знаниями, чутьем в выборе вещей, просвещенные европейские знаменитости: философ и художественный критик Д.Дидро, писатель М.Гримм, скульптор Э.-М.Фальконе.

Фра Беато Анжелико 



Особенно важную роль в создании картинной галереи Эрмитажа сыграл князь Д.А.Голицын (1734-1803). Один из наиболее просвещенных русских людей екатерининской эпохи, тонкий знаток искусства, Голицын был дипломатом, послом: сначала - в Париже, а с 1768 года - в Гааге. Выполняя поручение государыни, он внимательно следил за всем, что происходило на европейских художественных рынках, поддерживал тесные контакты и дружеские отношения со знатоками и коллекционерами, не упуская возможности сделать хорошее приобретение. Именно Д.А.Голицыну Эрмитаж обязан одним из самых своих знаменитых полотен - картиной Рембрандта "Возвращение блудного сына". Эту картину Д.А.Голицын заметил еще в 1764 году на распродаже собрания архиепископа Кёльнского в Париже, где этот холст, ныне признанный одной из лучших работ великого голландца, не привлек внимания покупателей. В 1767 году, узнав, что картина находится у парижского собирателя д'Азезюна, он покупает ее для Эрмитажа. Переехав в Гаагу, Голицын широко использует возможности бельгийских и голландских художественных рынков. В 1768 году он приобретает в Брюсселе коллекцию министра австрийского двора графа И.-К.Кобенцля - всего 46, но превосходных по качеству, картин, среди которых наряду с фламандскими и голландскими, были и редко тогда встречавшиеся работы старых немецких мастеров. Вместе с картинами в составе коллекции Кобенцля было приобретено более 4 тысяч рисунков, положивших начало эрмитажному собранию рисунка.


Коллекция рисунков существенно пополнилась в 1769 году, когда в Дрездене у наследников саксонского министра графа Г.Брюля было куплено более 1000 рисунков и почти 600 картин. Главным образом это были картины фламандских и голландских мастеров, например ставшие предметом гордости Эрмитажа "Портрет старика в красном" Рембрандта, "Персей и Андромеда" и "Пейзаж с радугой" создателя фламандской школы XVII века П.-П. Рубенса. Но и немногочисленные картины немецких и французских художников из коллекции Брюля отличались высочайшими достоинствами.


Живя в Гааге, князь Голицын не терял связи с Парижем, со своими друзьями и корреспондентами, оставаясь в курсе всех новостей парижской художествен жизни. В 1770 году Голицын вместе с Д.Дидро уговорил женевского собирателя Ф.Троншена, тесно связанного с парижскими художественными кругами, продать ему коллекцию из 100 картин голландских и фламандских мастеров. И именно Троншен стал инициатором важнейшего приобретения, сделанного Эрмитажем в эл Екатерины II, - знаменитой коллекции Пьера Кроза.


Художественное собрание Пьера Кроза было одним из лучших в Париже в пер половине XVIII века и уступало только коллекциям французского короля. В каталогах Кабинета Кроза числилось 400. картин и почти 19 тысяч рисунков, резные камни, скульптура, медали, эстампы, майолика, фарфор. После смерти Кроза коллекции рисунков и резных камней были проданы, а картины перешли к его наследникам, у которых в 1772 году они были куплены для Картинной галереи Екатерины. Резные камни коллекции Кроза в 1778 году также оказались в Эрмитаже.


Приобретение коллекции Кроза обогатило Эрмитаж множеством первоклассных работ, среди которых, как драгоценные жемчужины, выделялись шедевры великих мастеров: "Вакх" и "Портрет камеристки" Рубенса, эскизы к его знаменитой серии больших полотен "Жизнь Марии Медичи", ныне находящихся в Лувре, пять работ фламандского портретиста Ван Дейка, среди которых его "Автопортрет", семь картин Рембрандта, в их числе прославленная "Даная" и "Святое семейство".
               Рембрандт Харменс ван Рейн - Даная
Особенный блеск приобрела итальянская коллекция Эрмитажа. Многие знаменитые шедевры итальянского Возрождения в Эрмитаже происходят из коллекции Кроза: "Юдифь", которую сам владелец и его современники считали картиной Рафаэля, но которая, как это было доказано, является произведением велик венецианского живописца Джорджоне; "Даная" кисти великого венецианца Тициана, соседствовавшая в кабинете Кроза с рембрандтовской; холсты прославленных учеников Тициана П. Веронезе ("Оплакивание Христа") и Я.Тинторетто ("Рождение Иоанна Крестителя") и многие другие.



Приобретения российской императрицы возбуждали внимание и интерес в обществе. О них писали в европейских газетах, говорили в салонах. Путешественники, которым императрица разрешала посетить свой Эрмитаж, рассказывали о дворцах и художественных сокровищах "русской Ceмирамиды". В 1778 году к русскому послу в Лондоне обратился наследник премьер-министра Англии Р.Уолпола и предложил продать Екатерине II унаследованную им коллекцию. Хранившееся в родовом замке Хоутон-Холл собрание Уолпола было одним из лучших в Англии. Приобретение коллекции в 1779 году стало еще одним важнейшим событием в истории Эрмитажа. 198 картин из Хоутон-Xoлла блестяще дополнили Картинную галерею работами итальянских художников XVII века, прекрасными произведениями Рубенса и Рембрандта, работами знаменитых французских живописцев Н.Пуссена и К.Лоррена. Творчество выдающегося мастера фламандского натюрморта Ф.Снейдерса было теперь представлено в Эрмитаже знаменитыми "Лавками": серией из 4 картин, исполненными начале 1610-х годов для епископа города Брюгге Антония Триста. Собрание Ван Дейка пополнилось парадными портретами короля и короле Англии и английской аристократии: когда-то Уолпол купил их у последнего лорда Уортона. Стало обширнее эрмитажное собрание испанской школы, которую в это время плохо знали в Европе. В коллекциях Екатерины II испанских картин насчитывалось немного, но это были работы крупнейших мастеров XVII века - "золотого века" испанской живописи: "Завтрак" Д.Веласкеса - одного из величайших мастеров Испании, а также картины Б.-Э.Мурильо "Мальчик с собакой" и "Девочка с корзиной фруктов" (ныне находив в ГМИИ в Москве), купленные в Париже в 1772 году на распродаже собрания министра двора Людовика XV герцога Шуазеля.


Новые картины были размещены в галереях, которыми в 1769-1775 годах Фельтен соединил Северный и Южный павильоны Эрмитажа. Этого оказалось недостаточно, и тогда в 1771 -1787 годах Фельтен строит новое здание рядом с Северным павильоном - Большой, или, как его называют теперь, Старый Эрмитаж. А прежнее здание приобрело со временем название Малого Эрмитажа. В несохранившемся Овальном зале Большого Эрмитажа была библиотека Екатерины II. Это богатейшее книжное собрание впоследствии легло в основу библиотеки Эрмитажа, обогатило Публичную библиотеку Петербурга. В залах, следующих за Овальным, разместились художественные коллекции.


Здание Большого Эрмитажа еще не было завершено, когда в 1783 году приехавший из Италии архитектор Дж. Кваренги (1744-1817) приступил к исполнению новых поручений императрицы. Рядом с Большим Эрмитажем, начиная с 1783 года, он возводит корпус Лоджий Рафаэля и Эрмитажный театр.


Лоджии Рафаэля - знаменитая галерея в Ватикане, построенная в XVI веке архитектором Браманте и расписанная Рафаэлем и его учениками. Кваренги повторил ватиканскую галерею по обмерным чертежам, сделанным им перед отъездом из Рима. В 1787-1788 годах на стенах галереи были укреплены копии росписей Рафаэля, исполненные на холстах римским художником Х.Унтербергером и его помощниками. Так в Эрмитаже появилась уникальная копия знаменитого памятника итальянского Возрождения.


На противоположной стороне Зимней канавки в 1783-1786 годах Кваренги строит Эрмитажный театр. Здесь стоял старый Зимний дворец Петра I начала XVIII века. Кваренги встроил в него театральный зал и сцену и возвел великолепный белоколонный фасад над Невой, сохранив при этом цокольный этаж петровского дворца. Архитектор Фельтен связал здание Эрмитажного театра с Эрмитажем и Лоджиями Рафаэля изящным арочным мостом через Зимнюю канавку, на котором была устроена крытая галерея, а в ней - фойе театра. Так сложился Большой Эрмитаж Екатерины II. Здесь, в окружении памятников искусства, проходили эрмитажные собрания. На них присутствовало иногда до 200 приглашенных. Приемы начинались обычно спектаклем в театре - любимом детище Екатерины: она следила за постановками и сама нередко писала пьесы. На сцене Эрмитажного театра ставились оперы, комедии и драма, выступали прославленные русские и европейские актеры. Капельмейстерами театра были европейские знаменитости: Чимароза, Галуппи, Паизиелло. Завершались эрмитажные приемы ужином и балом: императрица танцевала первый менуэт и затем удалялась в свои покои.



Личные покои Екатерины II располагались в Зимнем дворце, в анфиладе комнат, рядом с Южным павильоном Малого Эрмитажа - окнами на Дворцовую площадь. Декор этих комнат не сохранился. Но многие предметы убранства хранятся теперь в Эрмитаже. Мебель лучших мастеров Европы, французские шпалеры, канделябры, люстры, каминные часы создавали атмосферу изысканности и нарядности. В Сервизных кладовых хранился фарфор: мейсенский, венский, берлинский, нарядный и изящный французский - севрский. Во время парадных обедов и ужинов столы сервировались французским и немецким серебром. На жилой половине императрицы находилась комната, называемая "Алмазный покой". Здесь Екатерина II хранила драгоценности: украшения из золота, бриллиантов и драгоценный камней.


В наше время в бывшем "Алмазном покое" экспонируются картины французского живописца XVII века Н.Пуссена. Многие картины французских художников XVII-XVIII веков в Эрмитаже - приобретения екатерининского времени. Царствование Екатерины II было временем тесного сближения с Францией. Все французское было модным в среде русской знати: язык, этикет, костюмы, кухня. В просвещенных кругах распространялся интерес к литературе, искусству и новейшим философским идеям, идущим из Франции. Государыня сама переписывалась с Вольтером, а после смерти философа купила его библиотеку и заказала скульптору А.Рудону его статую. Корреспондентом императрицы, ее гостем в Эрмитаже был Дени Дидро. Он рекомендовал Екатерине скульптора Э.-М.Фальконе, создавшего в Петербурге памятник Великому Петру - "Медный всадник". Покидая Россию в 1778 году, Фальконе оставил здесь несколько своих скульптур - они теперь хранятся в Эрмитаже. По совету Дидро Екатерина купила картину Ж.-Б.Грёза "Паралитик", а президент Петербургской академии художеств И.И.Бецкой заказал живописцам Ж.-Б.-С.Шардену и Ф.Буше картины, которые теперь находятся в экспозиции французского искусства Эрмитажа.


Связь с живым, современным искусством была отличительной особенностью Эрмитажа Екатерины. Это были работы не только французских, но и других известных мастеров Европы того времени: президента Лондонской королевской академии Рейнолдса, крупнейшего мастера немецкого классицизма А.Р.Менгса, немецкой художницы А.Кауфман.


К концу царствования Екатерины II музей в Эрмитаже уже считался одним из крупнейших художественных собраний Европы: в нем насчитывалось почти 4000 картин, свыше 7000 рисунков, почти 80000 гравюр и около 10000 резных камней. Таков был итог истории Эрмитажа в XVIII веке.


Зимний дворец - парадная резиденция русских царей
 
Под грохот барабанов и пушечные выстрелы войны с французским императором Наполеоном Бонапартом начинался XIX век в истории Эрмитажа. Итальянский и Швейцарские походы Суворова в 1799 году, поражения под Аустерлицем и Фридландом в кампании 1805-1807 годов, Отечественная война 1812 года, поднявшая на защиту России весь народ, завершились 31 марта 1814 года победоносным вступлением в Париж императора Александра I (1801-1825) во главе союзных войск. 

Пройдет двадцать лет, и в Петербурге в центре площади перед Зимним дворцом будет поставлен памятник в честь Александра I и побед русской армии - гранитная колонна, увенчанная фигурой парящего над городом ангела. Могущество Российской империи нашло свое выражение в строгом величии главного архитектурного ансамбля столицы и парадной резиденции российских императоров.


Свое завершение Зимний дворец и Эрмитаж приобрели в царствование императора Николая I (1825-1855). Внук великой Екатерины II и младший брат царя Александра I, Николай вступил на престол, жестоко подавив восстание 14 декабря 1825 года - первое организованное выступление против царизма. Вся дальнейшая политика его царствования была направлена на укрепление могущества и авторитета самодержавной власти. Став хозяином Зимнего дворца, Николай для поднятия престижа главной императорской резиденции отдает распоряжения по расширению парадной части дворца. Прежде всего, он осуществляет задуманную еще Александром I идею создания во дворце портретной галереи в память о победе над Наполеоном. Еще в 1819 году из Англии был приглашен живописец Джордж Доу, которому было поручено написать портреты всех русских генералов - участников кампаний 1812-1815 годов. Доу, которому помогали русские живописцы А.В.Поляков и В.А.Голике, написал 332 портрета тех, кто был еще жив, и тех, кого уже не было в живых и кого он писал по сохранившимся прижизненным изображениям. В 1826 году известный петербургский архитектор К.Росси (1775/77-1849) построил в Зимнем дворце галерею длиной 55 м, где разместили написанные портреты. Так был создан уникальный памятник воинской славы России - Военная галерея 1812 года.


В 1828 году к работам в Зимнем дворце был привлечен О.-Р.Монферран (1786-1858) -французский архитектор, приглашенный в Россию Александром I в 1816 году. Работая над возведением Исаакиевского собора, которому суждено было стать одним из грандиознейших сооружений середины XIX века, Монферран одновременно создает новые апартаменты в царской резиденции. В 1833-1834 годах рядом с Главной дворцовой лестницей он строит два зала, завершивших формирование главной анфилады парадных залов Зимнего дворца, - Фельдмаршальский и Петровский, посвященный памяти Петра Великого. Через три года все созданное Монферраном и его предшественниками в Зимнем дворце погибло в огне небывалого по масштабам пожара, произошедшего в декабре 1837 года.


Пожары в те времена случались в Петербурге нередко, главным образом, по причине печного отопления, которое было и в царском дворце. В первом этаже, под Фельдмаршальским и Петровским залами, располагалась дворцовая аптека, в которой круглосуточно топилась печь. Искры от раскаленной печи через каменный дымоход между стенами попали на внутреннюю деревянную обшивку Петровского зала. Огонь заметили слишком поздно, когда он вырвался через отдушину из полностью выгоревшего пространства между стенами и перекинулся на деревянные смоляные стропила. Сильное пламя мгновенно охватило перекрытия: дворец заполыхал сверху. Это случилось 17 декабря 1837 года. Спасти дворец оказалось невозможным. Огонь стремительно распространялся по стенам, по резному дереву золоченых орнаментов, живописным плафонам, вощеным паркетам. Единственное, что оставалось делать, - срочно выносить из дворца все ценности. Мебель, посуда, хрусталь, сундуки с одеждой, картины, ковры, книги, альбомы и другая утварь - все было сложено прямо на снег Дворцовой площади. Чтобы огонь не перекинулся на Эрмитаж, переходы между ним и дворцом были сломаны, а стены, за которыми хранились бесценные художественные сокровища, держали под напором воды. Пожар бушевал три дня. К вечеру 19 декабря от Зимнего дворца остался один гигантский обгоревший остов.



Казалось, что возродить дворец уже не удастся. Однако прошло чуть более года, и весной 1839 года в заново отделанных парадных залах состоялся большой торжественный прием, посвященный возобновлению Зимнего дворца.


Возрождение Зимнего дворца после пожара 1837 года - это прежде всего заслуга двух выдающихся русских архитекторов XIX века - В.П.Стасова (1769-1848) и А.П.Брюллова (1798-1877). В.П.Стасов восстанавливал парадную часть дворца и руководил общими строительными работами. Задача, стоявшая перед ним, была очень сложна. В короткий срок архитектор должен был не просто вернуть дворцу его прежнее великолепие, но и придать всем парадным залам облик, отвечавший художественным вкусам и взглядам николаевской эпохи - времени наивысшего могущества Российской империи, ставшей после победы над Наполеоном великой европейской державой. На этой идейной стороне особенно настаивал царь Николай I, который лично составлял тематическую программу декоративного оформления восстановленных залов. Наконец, необходимо было предусмотреть все меры, чтобы навсегда исключить возможность нового пожара. Стасов блестяще решил эту задачу, создав монументальный комплекс парадных залов, объединенных благородством классического стиля и идеей величия Российской империи. Эта идея нашла свое выражение в грандиозности залов, в пышности и одновременно строгой продуманности и рациональности украшений, в богатстве использованных материалов, в мотивах и сюжетах стенных росписей, лепнины, картин, скульптур, декоративных предметов, наконец, в торжественном ритме, в котором залы, следуя один за другим, выстраиваются в великолепные анфилады. Здесь проходили все главные официальные дворцовые церемонии: торжественные приемы, великосветские балы, высочайшие выходы. Залы вдоль Невы и Большую парадную анфиладу, идущую вглубь Зимнего дворца к Большому I Тронному залу, соединяет Главная лестница. Архитектор Стасов восстановил ее в стиле барокко, придерживаясь проекта Б.-Ф.Растрелли. Сразу за Главной лестницей располагался первый зал Большой анфилады - Фельдмаршальский. Здесь обычно находились офицеры дворцовой гвардии и происходил развод дворцового караула. Украшенный портретами российских фельдмаршалов, зал должен был напоминать о военной славе и мощи Российской империи. Стасов воссоздал Фельдмаршальский зал таким, каким его построил Монферран. Кроме того, в соответствии с замыслом своего предшественника, он реставрировал соседний Петровский (Малый тронный) зал.


Следующий за Петровским Гербовый зал архитектор Стасов оформил по собственному проекту. Он значительно увеличил длину зала, и площадь Гербового зала (второго по величине в Зимнем дворце) теперь составляла 1000 кв.м. Используя характерную для русского классицизма композицию колонного зала, архитектор добился торжественной внушительности тяжелых, сплошь вызолоченных колонн роскошного коринфского ордера, лежащих на них верхних галерей и портиков, обрамляющих входы. По обе стороны от входов располагались скульптурные группы - русские витязи с копьями, на которых были укреплены щитки с гербами российских губерний. (Сейчас они укреплены по краям золоченых бронзовых люстр, украшающих зал.) Гербы и дали название залу, который олицетворял собой единение империи и императора: здесь проходили приемы государем представителей городов, губернского дворянства, сословий. В наши дни Гербовый зал, как и другие залы Зимнего дворца, является выставочным помещением. В Гербовом зале Эрмитажа экспонируется богатейшая коллекция западноевропейского серебра XVII-XVIII веков.


К Гербовому залу примыкает галерея Отечественной войны 1812 года. Все портреты галереи во время | пожара были вынесены из огня и спасены солдатами гвардейских полков. Стасов получил возможность восстановить галерею в ее первоначальном виде. Однако архитектор в замысел Росси внес некоторые | изменения, придавшие галерее законченный, торжественно-строгий и внушительный облик: длина I галереи была увеличена почти на 6 м, над карнизом разместились хоры - обходная галерея, связанная с такими же галереями соседних залов. Это было сделано не только для усиления декоративного эффекта, но и в противопожарных целях. Сквозь встроенные в своды остекленные переплеты, в галерею теперь проходил дневной свет, деревянные стропила перекрытий были заменены на железные.


Широкое применение металла при восстановлении дворца было новшеством в строительной практике того времени. Множество металлических конструкций, сложных элементов новой системы отопления, заменившей печное, водопровода, металлические детали архитектурных украшений были изготовлены для дворца на петербургском Александровском заводе. Возглавлявший его талантливый инженер М.Е.Кларк, используя новейшие достижения современной технической мысли, блестяще решил ряд сложных технических проблем, возникших в ходе работ. Он разработал и впервые применил в Зимнем дворце систему безопорного перекрытия с помощью металлических ферм и балок, к которым подвешивались потолки из медных листов. Эта система позволила создать перекрытия в таких больших залах, как Гербовый и Большой Тронный зал.


Большой Тронный зал - главный зал Зимнего дворца - завершает Большую парадную анфиладу. Существовавший здесь до пожара Тронный зал был создан архитектором Кваренги в царствование Екатерины II и освящен 26 ноября 1795 года в день Святого Георгия Победоносца - покровителя русского государства и армии. Отсюда возникло второе название зала - Георгиевский. Его убранство полностью погибло в огне пожара. Стасов оформил зал заново в строгом и величественном классическом стиле: грандиозное пространство (площадь зала 800 кв.м), ряды белоснежных колонн, блеск и тяжесть золоченой бронзы создают ощущение торжественности и великолепия. Здесь, в присутствии государя и высших сановников Двора, совершались важнейшие государственные акты, происходили главные официальные церемонии. Основная тема оформления парадной резиденции российских императоров - величие и мощь империи, Российского государства - нашла свое наивысшее выражение в художественном решении Большого Тронного зала.
     Школа Андреа Вероккьо. 

Отделка и художественное убранство жилой половины дворца после пожара 1837 года были поручены А.П.Брюллову, который создал комплекс жилых половин, расположившихся на всех трех этажах западной части Зимнего дворца.


С особой роскошью и изысканностью он отделал комнаты императрицы Александры Федоровны - анфиладу, обращенную окнами на Неву и Адмиралтейство. Выдающийся талантливый архитектор, эрудит, знаток исторических стилей, в своих проектах он умело, со вкусом и тактом использовал приемы и традиции архитектуры античной классики, европейского средневековья, Востока. Отделка интерьеров на половине Александры Федоровны не сохранилась, но их облик донесли до нас акварели. Таково было распоряжение, сделанное Николаем I: он приказал зафиксировать в акварелях интерьеры Зимнего дворца и Эрмитажа. Исполненные в 1850-х-1860-х годах художниками К.А.Ухтомским, Э.П.Гауи Л.Премацци, акварели являются ныне бесценными документами, дающими точное и одновременно художественное представление об императорской резиденции XIX века. Единственный зал, отделка которого полностью сохранилась до наших дней, - это Малахитовая гостиная. Своей поистине сказочной роскошью зал обязан знаменитому уральскому малахиту - редкому и необычайно цепному камню зеленого цвета. В 1835 году на уральских рудниках во владениях горнозаводчиков Демидовых было найдено большое месторождение малахита. Более двух тонн малахита было пожертвовано Демидовым царю на отделку гостиной во дворце. Малахитовая гостиная служила связующим звеном между парадными залами дворца и комнатами императрицы. За Малахитовой гостиной открывался ряд личных покоев Александры Федоровны: Столовая, расписанная по мотивам фресок, раскопанных в Помпеях, в Италии, изящные Гостиные, Спальня, уютный Будуар, романтический Зимний Садик с журчащим фонтаном и экзотическими растениями, изысканная и роскошная Ванная комната, оформленная в мавританском стиле, словно напоенная пряными ароматами Востока.


Комнаты императора располагались на третьем этаже. И только рабочий кабинет Николая I находился внизу, на первом этаже. Каждый вечер жители столицы могли видеть свет в окне кабинета императора и склонившуюся над столом его фигуру. Здесь же стояла его походная раскладная кровать, на которой ему было суждено скончаться в 1855 году. За стеной кабинета находились комнаты дочерей Николая I - Ольги и Александры. Эта небольшая анфилада просто, но изящно отделанных помещений и после замужества великих княжон продолжала оставаться княжеской "детской половиной".
Леонардо да винчи Мадонна Литта.
Особые апартаменты дворца предназначались для наследника - цесаревича, будущего императора Александра II. Эта Анфилада покоев с окнами на Адмиралтейство была создана архитектором Кваренги во времена Екатерины Великой специально для Александра I - тогда еще великого князя. Следуя указанию Николая I, Брюллов сделал все, чтобы воссоздать декор Кваренги в великокняжеской половине. А в 1839 году, в связи с предстоящим бракосочетанием наследника с принцессой Гессен-Дармштадтской (будущей императрицей Марией Александровной), А.П.Брюллову было поручено оформление новой половины наследника. Эта Анфилада начиналась от Лестницы ее императорского величества, нынешней Октябрьской, идущей от Октябрьского подъезда со стороны Дворцовой площади. Брюллов сохранил классически сдержанное и элегантное убранство лестницы, созданное Монферраном до пожара. От лестницы следовала череда роскошно отделанных залов: парадный Белый зал (одна из лучших работ Брюллова в Зимнем дворце), Гостиные, Спальня, Будуар. Это были личные покои супруги наследника, смыкавшиеся с его собственными комнатами. В середине 1850-х годов ряд комнат Марии Александровны был заново оформлен известными архитекторами той поры: А.И.Штакеншнейдером (1802-1865), много работавшим в эти годы в императорской резиденции, и Ю.А.Боссе. Выдающийся мастер архитектуры историзма, тонкий стилизатор, Штакеншнейдер создал самые нарядные помещения для Марии Александровны - Зеленую столовую и Малиновый кабинет. Вся жизнь императрицы Марии Александровны прошла в этих апартаментах. Она любила музыку и живопись. Малиновый кабинет, на штофе которого неслучайно были вытканы изображения разных музыкальных инструментов, служил местом домашних концертов. На стенах кабинета висели картины, которые нередко приобретались специально для императрицы, а впоследствии стали ценным достоянием Эрмитажа.


Эрмитаж в николаевское время считался частью и продолжением императорской резиденции. Николай I получил Эрмитаж в наследство от Александра I и более богатым, и более организованным как музей, нежели во времена Екатерины II.


Пополнение коллекций Эрмитажа в царствование Александра I нередко переплеталось с политикой и войнами. В момент короткого сближения Александра I и Наполеона в 1808-1811 годах к покупке произведений искусства для Эрмитажа был привлечен директор наполеоновского Лувра Виван Денон. Он помог главному хранителю Картинной галереи Ф.Лабенскому приобрести в Париже ряд ценных картин: "Лютнист" - единственное произведение в Эрмитаже крупнейшего итальянского живописца рубежа XVI и XVII веков Караваджо; "Хозяйка и служанка" голландца П.де Хоха и другие произведения итальянской, французской, испанской школ. В 1815 году Александр I купил у находившейся в затруднении наследницы Жозефины Богарне часть ее коллекции из Мальмезонского дворца. Одно из самых значительных приобретений Александра I - это купленные им в Амстердаме в 1814 году картины испанских живописцев из коллекции английского банкира В.-Г.Кузвельта. Они дополнили до тех пор скудное в Эрмитаже собрание испанской школы превосходными шедеврами Д.Веласкеса, Ф.Сурбарана, А.Переды, П. дела Круса.


В 1805 году Александром I был подписан документ: "Положение об Эрмитаже", в котором устанавливался порядок его деятельности. Эрмитаж был разделен на отделения во главе с хранителями, которые были обязаны вести каталоги коллекций. Хранители подчинялись главному хранителю Картинной галереи, а он, в свою очередь, - обер-гофмаршалу Двора. Хранителям вменялось в обязанность не только следить за сохранностью коллекций, но и вести опись картин, рисунков, ценных предметов. Так было положено начало научной систематизации эрмитажных художественных собрании. Важнейшей обязанностью главного хранителя стала развеска картин, которая постепенно приобретала все более продуманный и организованный характер.


Коллекции размещались в зданиях Малого и Большого Эрмитажей, в фойе Театра, в залах, смежных с Лоджиями Рафаэля. К концу царствования Александра I в Эрмитаж уже стали допускать посетителей: пока понемногу, не более 4-8 человек одновременно, по билетам, выданным лично хранителем галереи, и только в сопровождении лакея. Эрмитаж постепенно приобретал характер общественного музея.


Успешное восстановление Зимнего дворца после пожара 1837 года, превратившее его в блистательную парадную резиденцию русских царей, подтолкнуло последующего императора, Николая I, к мысли о реорганизации Эрмитажа, который должен был стать достойной частью резиденции, музеем, демонстрирующим всей Европе блеск российского самодержавия и русской культуры. Так возник замысел строительства здания Нового Эрмитажа и создания в нем общедоступного музея столицы.
             Икона 'Спас Вседержитель'.
 
Икона 'Богоматерь Казанская' в окладе
Караваджо. 
 
Леонардо да Винчи Мадонна с Цветком

Фрагонар, Поцелуй украдкой 
 
Рембрандт Харменс ван Рейн - Возвращение блудного сына.

 Эдгара Дега Танцовщица

















Комментариев нет:

Отправить комментарий