30 мар. 2011 г.

Ушла из жизни Людмила Гурченко


В Москве скончалась народная артистка СССР Людмила Гурченко. 


 Людмила Марковна Гурченко родилась 12 ноября 1935 года в городе Харькове.

В 1953 году, после окончания десятилетки, она поехала в Москву и поступила во ВГИК, в мастерскую Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. ВГИК она окончила в 1958 году.


В кино Людмила Гурченко дебютировала в фильме Яна Фрида «Дорога правды» (1956). В том же году на экраны страны вышла новогодняя комедия молодого режиссёра Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь», в которой главные роли, по настоянию Ивана Пырьева, сыграли известный Игорь Ильинский и студентка Людмила Гурченко. Фильм имел огромный успех и на многие годы полюбился зрителям, и благодаря роли Леночки Крыловой Гурченко стала всесоюзной любимицей.


В следующем году актриса снялась в комедии «Девушка с гитарой». Однако вскоре Гурченко проявила также и талант драматической актрисы, свидетельством чему её главная роль Марии в фильме «Рабочий посёлок» (1966).


Переломным для неё стал фильм Виктора Трегубовича «Старые стены» (1973 г., премьера — 1974 г.), где она исполнила роль Анны Георгиевны. Гурченко блестяще сыграла (и спела) в музыкальной ленте «Соломенная шляпка» (1974 г., премьера — 1975 г.), поставленной Леонидом Квинихидзе.


Среди лучших работ Людмилы Гурченко можно назвать такие фильмы, как «Двадцать дней без войны» Алексея Германа, «Сибириада» Андрея Михалкова-Кончаловского, «Пять вечеров» Никиты Михалкова, «Вокзал для двоих» Эльдара Рязанова, «Любимая женщина механика Гаврилова» Петра Тодоровского, «Полёты во сне и наяву» Романа Балаяна. В 1982 году из печати вышла книга Людмилы Гурченко «Моё взрослое детство». Позже актриса опубликовала книги «Аплодисменты» и «Люся, стоп!» (2003). Кроме того, вышли несколько пластинок с песнями в исполнении Людмилы Гурченко.



О смерти актрисы сообщил ее муж.

29 мар. 2011 г.

Татьяна Яковлева,русская душою

За ней ухаживали Александр Вертинский и Сергей Прокофьев. А Владимир Маяковский мечтал видеть своей женой… 

Между тем в России о Татьяне Яковлевой почти ничего не известно. О романе с Владимиром Маяковским, случившемся в Париже в 1928 году, стали говорить только спустя сорок лет. Между тем поэт был по-настоящему влюблен.
Хотя она родилась в Санкт-Петербурге, в 1911–25 годах Татьяна Яковлева жила в Пензе, окончила здесь школу. Семья была интеллигентной, жаждущей всего французского - культуры и роскоши и с трудом пережила суровые годы революции и голода.
 Татьяна с сестрой Людмилой и гувернанткой. Пенза, 1908 г.

В 1926 году Яковлева уехала во Францию по вызову дяди-художника, работала модисткой. Двадцатидвухлетняя, красивая, высокая, длинноногая, с выразительными глазами и яркими светящимися желтыми волосами, пловчиха и теннисистка, она, фатально неотразимая, обращала на себя внимание многих молодых и немолодых людей своего круга.


Маяковского с Яковлевой его познакомила сестра Лили Брик Эльза Триоле. В своих мемуарах сама Эльза напишет, что сделала это для того, чтобы Маяковский не скучал в Париже. Но существует мнение, что встреча была организована с другими целями — отвлечь поэта от родившей ему дочь американки Элли Джонс и задержать в столице Франции, где он щедро оплачивал житье-бытье Эльзы и ее спутника Луи Арагона.

Финал этой истории известен: Маяковский влюбился в Татьяну и настойчиво принялся уговаривать ее выйти за него замуж. Чуть ли не сам думал перебраться в Париж. 

В итоге ему было отказано в выезде за границу. Одна из подруг Маяковского Наталья Брюханенко вспоминала: «В январе 1929 года Маяковский сказал, что влюблен и застрелится, если не сможет вскоре увидеть эту женщину». Эту женщину он не увидел. А в апреле 1930 года нажал на курок. 
Есть ли какая-нибудь связь между этими событиями — точно не скажет никто. Развязка случилась весной. А еще в октябре 1929 года Лиля в присутствии Маяковского вслух прочитала в письме сестры Эльзы о том, что Татьяна собирается замуж за виконта дю Плесси. Хотя на самом деле речь о свадьбе зайдет лишь месяц спустя.


Яковлева до последнего дня не забудет Брик случая с письмом. И с горькой иронией однажды признается, что даже благодарна ей за это. В противном случае она, искренно любя Маяковского, вернулась бы в СССР и сгинула в мясорубке 37-го года.


Во Франции Татьяна пробует свои силы в моделировании шляпок и преуспевает в этом. Никого не оставляет равнодушным и ее красота: афиши с лицом Яковлевой, рекламирующей тот или иной товар, развешаны по всему городу.

Дядя вводит ее в мир светского Парижа. На ее глазах разворачивается роман Коко Шанель с великим князем Дмитрием Павловичем, она играет в четыре руки на рояле с Сергеем Прокофьевым, знакомится с Жаном Кокто, которого через несколько лет спасет от тюрьмы. Кокто, поселившегося в одном гостиничном номере с Жаном Маре, арестует полиция нравов. И Яковлева примчится в полицейский участок Тулона и заявит, что ее любовника Кокто арестовали по ошибке. Великого драматурга немедленно освободят.
Общаясь с самыми выдающимися представителями русской культуры — за ней ухаживает Федор Шаляпин, свои рисунки дарят Михаил Ларионов и Наталья Гончарова, — встречу с Маяковским Татьяна восприняла совершенно спокойно. До наших дней дошли только письма поэта к ней. Корреспонденцию Татьяны, хранившуюся в архиве Маяковского, после его смерти уничтожила Лиля Брик. Так и не простившая ему «предательства» — посвящение своих стихов другой женщине.

Брак с виконтом Бертраном дю Плесси стал для Яковлевой, по ее словам, «бегством от Володи». Она понимала, что Маяковского больше не выпустят за границу, и хотела нормальной семьи. И так же честно признавалась, что никогда не любила дю Плесси.

В 1930 году у них родится дочь Фрэнсин. А еще через год Татьяна застанет в постели мужа другую женщину. На развод она не станет подавать только из-за дочери. Но семейная жизнь с Бертраном отныне будет лишь номинальной. 



К тому же у самой Яковлевой в скором времени появится новое увлечение — Александр Либерман. По иронии судьбы, знакомство с двенадцатилетним Алексом произойдет в первый год ее пребывания в Париже. У дяди Александра был роман с матерью Алекса Генриеттой Пакар, и он попросил племянницу присмотреть за мальчиком.


Следующая встреча случится в 1938 году, когда Алекс и Люба Красина, дочь советского посла во Франции, на которой он собирался жениться, приедут отдохнуть на юг. Там же восстанавливала свои силы и Татьяна, попавшая за год до этого в автокатастрофу. Увечья женщины были такими страшными, что ее тело первым делом отправили в морг. Там она пришла в себя и, к ужасу санитаров, начала стонать. В больнице Яковлевой пришлось пережить тридцать пластических операций. И поездка на море была весьма и весьма кстати.

Внимание приехавших на тот же курорт молодых привлекли антикварные стулья, которые, по словам продавца, уже были приобретены мадам дю Плесси. Красина сама разыскала Татьяну и еще раз познакомила с Александром, уже возмужавшим и симпатичным молодым человеком. Как потом будет вспоминать Либерман, между ними «мгновенно возникло притяжение». И больше они не расставались.




 
Официально женой Либермана Татьяна станет в 1941-м году после гибели дю Плесси — над Ла-Маншем его самолет был сбит фашистскими зенитчиками. Из рук генерала де Голля Яковлева, как вдова героя, получит орден. И вместе с Алексом и дочерью Фрэнсин переедет в Соединенные Штаты.

Судьба всегда была к ней благосклонна. Недаром в 20-х годах Татьяна писала матери: «Мне на роду написано «сухой из воды выходить». Даже во время оккупации, когда Яковлева организует приют для 123 беспризорных детей, ей удастся получить помощь от самих немцев. Генерал Херинг был поражен красотой Татьяны и… фамилией дю Плесси, которая, по его мнению, указывала на прямое родство с кардиналом Ришелье.
 
 В первые месяцы пребывания в Нью-Йорке дворянская фамилия еще раз сыграла Татьяне на руку. Ей удалось устроиться дизайнером женских шляп как «графине дю Плесси». Ее шляпки носили Марлен Дитрих, Эдит Пиаф, Эсти Лаудер и другие состоятельные женщины. Секрет ее успеха дочь Фрэнсин объясняет «культурным уровнем и знанием законов общества, которые намного превосходили ее дизайнерский талант. Она была талантливым самодеятельным психиатром и могла убедить любую, что она красавица». Татьяна соглашалась с дочерью. «Они уходят от меня, уверенные в себе, как призовые лошади», — говорила она о своих клиентках.

Алекс, бывший в Париже сначала художником, а затем главным редактором модного журнала «Vu», получил предложение из американского журнала «Vogue». В течение последующих пятидесяти лет он будет арт-директором холдинга Конденаст и автором самых выдающихся журнальных обложек. Так, в 1989 году именно ему пришла в голову идея поместить на первой полосе знаменитое фото обнаженной Деми Мур, находившейся на тот момент на 8-м месяце беременности.


Семейство Либерманов было довольно состоятельным. В Нью-Йорке они занимали многоэтажный дом на Лексингтонавеню и владели роскошным поместьем в Коннектикуте, которое Джордж Баланчин называл страной Либерманией.

Гостями Либермании становились многие известные русские, приезжавшие в Штаты.


Знаменитый историк моды Александр Васильев так вспоминает о своем визите в дом Яковлевой-Либермана: «Это было накануне Рождества 1986 года. В их поместье в Коннектикуте меня привез Геннадий Шмаков, секретарь Яковлевой, автор известной в Америке книги «Звезды русского балета».

 Татьяна и Кристиан Диор

Татьяна рекомендовала Диору нового секретаря. Им был молодой Ив Сен-Лоран. Без него она не могла и шагу ступить. Геннадий готовил ей по утрам каши и другие вкусные вещи и находился при ней неотлучно. Говорил все время «мы»: «Мы с Татьяной ездили в город», «Мы легли спать»…

Яковлева производила впечатление строгой женщины, ее можно было испугаться. Прямая, величественная. И это можно было понять — ведь ее муж Алекс занимал очень высокое положение: был одним из руководителей издательства Конде-наст и скульптором, который пользовался в Америке такой же поддержкой властей, как у нас Церетели.

Татьяна была крашеной блондинкой, носила прическу а-ля Мирей Матье и очки-стрекоза в стиле 70-х. Из одежды предпочитала брюки и блузку. У нее был прекрасный маникюр, длинные ухоженные ногти с ярким лаком.

Дом был оформлен в стилистике 30-х годов: все было белым. Я обратил внимание, что на столике лежала подшивка журналов «Дом и усадьба» за 1914–1917 годы. На стенах висели рисунки Михаила Ларионова, на которых были изображены Дягилев и Нижинский. Когда я заметил хозяйке, что рисунки выцветают на ярком свету, Яковлева ответила: «На мой век хватит».

Я ей не понравился — был в высокой шапке из куницы, а в волосах носил черный бант в стиле XVIII века. «Как у ненавистного Лагерфельда», — сказала Татьяна.

Оттаяла она только на третий день, когда согласилась сфотографироваться со мной и поболтать. Но фаворитом я ее не стал. Меня приблизил Алекс, который пригласил в свою мастерскую, показал работы, а потом дал заказ для журнала «Вог».


  Татьяна рекомендовала Диору нового секретаря. Им был молодой Ив Сен-Лоран  1949 г.
Она дружила с музами других русских поэтов. Была лучшей подругой Валентины Николаевны Саниной, музы Вертинского. Была близка с леди Абди, урожденной Ией Ге, племянницей художника Ге, музой Алексея Толстого, который вывел ее в образе героини романа «Аэлита». Одним словом, подруг она выбирала себе под стать.

К заслугам Татьяны Яковлевой относится восхождение Кристиана Диора и появление Ив Сен-Лорана. Талантом своим они обязаны, разумеется, не ей. Но пресса заговорила об этих кутюрье после того, как Яковлева сказала мужу, что гении — именно они.

Она дружила с Иосифом Бродским, Александром Годуновым, Михаилом Барышниковым, Натальей Макаровой. Охотно принимала у себя беглецов из советской России.

Дома была прислуга, которая говорила по-английски. Когда я остановился у Яковлевой, утром следующего дня горничная спросила у меня, не хочу ли я киселя. Я удивился предложению, так как кисель последний раз пил на полднике в детском саду. «А Татьяна всегда пьет его по утрам», — ответили мне. 

              Яковлева производила впечатление строгой женщины, ее можно было испугаться (с Валентиной Саниной)

Вкусы в еде у нее остались русскими. Что меня поразило — это огромная тарелка с черешней, привезенной из Чили, которая ярким пятном выделялась на рождественском столе».

Чета Татьяны и Александра была одной из самых известных в Нью-Йорке. Гостями на их шикарных приемах становились все сливки города. При этом семейная жизнь Яковлевой и Либермана тоже казалась идеальной. Автор книги «Татьяна. Русская муза Парижа» Юрий Тюрин, первым проливший свет на судьбу Татьяны Яковлевой, так описывает свои впечатления от супругов: «В обыденной жизни Алекс был консервативен: сорочки шьются только у портного в Англии, красное вино заказывается во Франции, тридцать лет по утрам овсянка на воде, полвека одна женщина.

«В течение прожитых лет в общей сложности мы не были вместе пять дней, — признается Алекс. — Но это были самые черные дни моей жизни».
 
 Шляпки от Татьяны Яковлевой носили все звезды Америки
 Его глаза всегда светились любовью. Они даже ссорились удивительно спокойно и уважительно. Алекс недоволен тем, что Татьяна не притронулась к завтраку. Он ворчит, что она уже и так потеряла за неделю три фунта. В ответ протяжно-просительное: «Алекс, не начинай». И все. Никаких эмоциональных взрывов, обиженных глаз, надутых щек. Даже если кто-то из них на чем-нибудь зацикливался, другой умело переводил ситуацию в юмор…

Татьяна жалуется, что Силия положила на стол не те салфетки. Алекс примирительно: «Дорогая, ты дрессируешь ее уже семнадцать лет, и она, слава богу, научилась отличать бумажные от текстильных. Еще через семнадцать все будет по правилам». Татьяна в ужасе: «Ты думаешь, что мне еще так долго мучиться на этом свете? Нет, если ты настоящий джентльмен, то пропусти даму вперед». 



Накануне 85-го дня рождения у Татьяны произошло кровоизлияние в кишечник. Операцию было делать бессмысленно. Через несколько дней Яковлевой не стало. Отпевание прошло в русской церкви, а похороны — в Коннектикуте, где на надгробном камне жены Алекс Либерман приказал выгравировать: «Татьяна дю Плесси-Либерман, урожденная Яковлева, 1906–1991».


Александр хотел быть похороненным в одной могиле с Татьяной и даже приготовил надпись для себя: «Александр Либерман, 1912-…» Но жизнь распорядилась по-другому. После перенесенных инфаркта и клинической смерти он женился на филиппинке Милинде, одной из медсестер, ухаживавших в последние годы за Татьяной. И завещал развеять свой прах над Филиппинами. В 1999 году его воля была выполнена…

  































 







 





 



26 мар. 2011 г.

«Евро-Уфа-Азия-2011»

Жду..скорее молодёжного форума моды «Евро-Уфа-Азия-2011», он пройдёт с 13-14 апреля, организаторами как всегда выступают Администрация городского округа город Уфа Республики Башкортостан, Уфимская государственная академия экономики и сервиса, Уфимский государственный колледж технологии и дизайна. 

В рамках форума обещают выявить новых молодых талантливых модельеров-дизайнеров одежды, стилистов-парикмахеров и фотографов, это стоит проверить.
Стоит честно сказать «Евро-Уфа-Азия" один из многих проектов в области моды в Башкортостане, который действительно способен выявить таланты и показать их работы на достойном уровне, но до совершенства стоит еще расти.

Лично мне больше интересен конкурс  модельеров-дизайнеров, как правило на конкурс выставляются дипломные коллекции. Жалко что в рамках форума проходят только показы студенческих коллекций , по которым очень не просто определить состояние индустрии моды как таковой,потому что 85% показываемого просто навсего нельзя носить в жизни, все таки 2 дня это мало. Может когда нибудь  мы сможем увидеть персональные показы уфимских, а может и российских дизайнеров, а то слишком уж веет конкурсом во "дворце пионеров"...



Обещают ещё  мастер-классы, семинары и творческие встречи,интересно будет ли что-нибудь. Пока в городе я не видел не одного семинара или творческой встречи в области
моды 

24 мар. 2011 г.

Карл Лагерфельд создал иллюстрации для новой биографии Коко Шанель

Список занятий Карла Лагерфельда (Karl Lagerfeld) уже давно не ограничивается исключительно созданием коллекций модной одежды. Вполне успешный модный фотограф, Лагерфельд с недавних пор выступает еще и в новой для себя роли иллюстратора: модный дизайнер разработал серию иллюстраций для новой биографии своей предшественницы, основательницы дома Chanel Коко Шанель.


Новую историю Габриэль Шанель рассказала британская журналистка Жюстин Пикарди (Justine Picardie), а непосредственной публикацией книги займется издательский дом Steidl. Биография Коко Шанель с иллюстрациями от Карла Лагерфельда выйдет в Германии уже в апреле, а в англоговорящих странах появится в июне.

17 мар. 2011 г.

Капсульная коллекция "бабочек" от Leonid Alexeev

Леонид Алексеев создал капсульную коллекцию галстуков-бабочек специально для магазина Луук design market. Они уже не являются только мужским аксессуаром и уж тем более аксессуаром торжественным и формальным - пойдя по пути деконструктивизма, Леонид Алексеев "обнажил" внутренности "бабочки", слегка распустив ее.
 Более того, представленные в нескольких цветах галстуки можно носить не только на шее, но и повязывать на руки, голову и украшать ими, к примеру, сумочки. Материалы, использованные дизайнером, нарочито импровизированы, в духе эстетики аксесcура: черные шелковые ленты напоминают те, которыми балерины подвязывают пуанты, а репсовая тесьма преподнесена по принципу rough cut, что еще более усиливает эффект романтизма.

 

16 мар. 2011 г.

Уфимские театралы прислушаются к голосу вагины

19 апреля молодая театральная труппа «Содружество актеров Уфы» взорвет культурную жизнь столицы Башкирии скандальной постановкой «Монологи V». Оригинальное название пьесы Ив Энцлер – «Монологи вагины» - неподготовленного зрителя может шокировать, потому авторы нового театрального проекта решили обозначить медицинский термин одной лишь буквой, правда, в английской транскрипции. Между тем с латинского запретное слово переводится очень даже безобидно - «ножны» или «футляр». 
 
Конечно, авторы проекта могли изготовить афишу и посмелее, воспроизведя оригинальное название пьесы. И тем самым заставили бы краснеть и кривить губы ревнителей нравственности. Но задача уфимцев – вовсе не эпатировать публику, а представить зрителям одну из лучших современных пьес. Произведение Ив Энцлер основывается на откровениях женщин, среди которых пожилые и юные, замужние и одинокие, лесбиянки, профессора, актрисы, служащие, энтузиасты секса, негритянки, белые, испанки, азиатки, индианки, еврейки - все они внесли свою лепту в разрушение табу. Трудно представить, чтобы за пьесу Энцлер взялись академические театры столицы Башкирии – эта шальная мысль могла прийти только в юные головы. Неслучайно большинство из участников постановки окончили театральный факультет Уфимский академии искусств имени Исмагилова лишь два года назад. Алина Мустафина – в молодежном театре. Также в постановке занята актриса альтернативного театра «Перспектива» Анна Бурмистрова. Спектакль-откровение «Монологи V» - это дебютная работа недавнего выпускника УГАИ Алексея Трунова. Но самое примечательное, что одну из ролей исполнит вовсе даже не дама, а бывший сокурсник новоявленного режиссера Иван Трифонов, известный уфимским меломанам по участию в группе «Ухо радуется». Так экспериментировать с пьесой не пытался еще ни один постановщик, а уфимцы рискнули. 
 Режиссер спектакля Алексей Трунов
Премьера пьесы состоялась в одном из Off-Broadway театров Нью-Йорка в 1996 году, где в течение некоторого времени Ив Энцлер сама исполняла бережно собранные ею «Монологи». Спектакль стал одним из самых громких и обсуждаемых событий театрального мира. Пьеса была переведена на 30 языков, а постановки «Монологов вагины» разошлись по разным городам в 53 странах мира. В спектаклях «Монологи вагины» были задействованы Кейт Бланшет, Шерлин Озборн, Гленн Клоуз, Вайнона Райдер, Вупи Голдберг, Джейн Фонда, Мерил Стрип, Наоми Кэмпбелл, Брук Шилдс, Опра Уинфри и целый ряд других участниц «вагинального хора» Ив Энцлер. «Монологи вагины» - это не только спектакль, это социальное явление, которое в 2005 году заявило о себе и в России. Постановка успела побывать во многих российских городах - Екатеринбурге, Новосибирске, Самаре, Саратове, Волгограде, но гастроль в столице Башкирии не состоялась. Теперь и у уфимцев есть возможность познакомиться со скандальным спектаклем, в котором примут участие актеры, полюбившиеся местной публике. Уфимской постановке, как и ее главной героине - вагине, есть чем взволновать даже самого подготовленного зрителя. - А вот любителей «клубнички», которых привлечет название пьесы, спешим разочаровать: цель драмы – не ублажать тайных эротоманов, а заставить женщин не стесняться своего тела и своей сексуальности, - отмечает режиссер спектакля Алексей Трунов.Авторы проекта обещают спонтанные вопросы и неожиданные ответы, гнев и страсть, укоры и восхищения, драматизм и легкомыслие и, кто знает, что еще скрывается за неудобным для многих словом «вагина» и его вариациями. 


Премьера спектакля состоится 19 апреля в учебном театре УГАИ по адресу Цюрупы, 9.