23 янв. 2010 г.


Последнее время интерес к русской культуре , к русскому народному костюму и его элементам виден не вооруженным глазом. Но я решил для начала рассказать вам о таком элементе как КОКОШНИК...при словосочетании  русский костюм сразу ассоциация всплываем именно с кокошником. Так вот кокошник, старинный русский головной убор замужних женщин. В 19 в. бытовал в купеческой и крестьянской среде (главным образом в северных губерниях), а в допетровской Руси - и в боярской. Название "кокошник" происходит от древнеславянского "кокош", обозначавшего курицу и петуха.

Изготавливали кокошники в городах, в больших селах и монастырях специальные мастерицы-кокошницы. Они вышивали золотом, серебром и жемчугом дорогую ткань, а затем натягивали ее на твердую (берестяную, позже картонную) основу. Кокошник имел матерчатое дно. Нижний край кокошника часто обшивали поднизями - сеткой из жемчуга, а по сторонам, над висками крепили рясна - низко спадающие на плечи нити жемчужных бус. Такой убор стоил очень дорого, по этому кокошники тщательно сохранялись в семье и передавались по наследству.

 Характерная черта кокошник- гребень, форма которого в разных губерниях была различной. К. делали на твёрдой основе, сверху украшали парчой, позументом, бисером, бусами, жемчугом, у наиболее богатых - драгоценными камнями.Позднее кокошники станут носить и незамужние девушки, у них верх убора останется открытым. К кокошнику прикрепляли покрывало из дорогой узорной ткани, поверх носили фату или платок, сложенный треугольником.
 
 
 

18 янв. 2010 г.



С эпохи Петра I русская мода развивается в стиле европейских тенденций. В 1900-х гг. русская женская мода ориентировалась на два модных европейских города - Вену и Париж; а мужская - на Лондон. Представители высших сословий, как основные потребители моды, стремились вполне соответствовать европейскому стилю и черпали модные идеи именно в этих модных столицах.

 Женская мода этого периода являлась воплощением стиля "прекрасной эпохи" и стиля модерн. Основу женского силуэта составил идеальный образ женщины той эпохи - женщины, которой чужды земные тревоги, каждодневность, заботы быта и вообще физическая работа. Женщина той эпохи, когда она еще не была эмансипирована, т.е. не работала и не имела такой необходимости, больше была похожа на прекрасный цветок, экзотическое насекомое, например, бабочку, птицу… Художники той эпохи изображали женщину в образе русалки или ундины, живущей в воде; нимфы в облаках; дриады, живущей в лесах; но ни в коем случае не в образе живого человека, который ходит по улице. Женщины в тот период не ходят по земле, они парят! Поэтому основная идея женского образа той поры - невесомость, воздушность и эфемерность. Модный силуэт, создающий такой образ, состоял из непомерно утянутой корсетом "осиной" талии; широких бедер; расклешенной колоколообразной, похожей на цветок юбки, которая заканчивалась треном (шлейфом), создававшим иллюзию "пены волн", из которых выходит это прекрасное неземное создание.

 По сохранившимся платьям этого периода мы знаем, что талия утягивалась до нечеловеческих объемов в 42 - 45 см, таким образом, чтобы женщины могли сравнивать объемы своих талий с объемами шей своих поклонников.
 Эпоха 1900-х гг. была эпохой небольших женщин. В моде были женщины ростом 1,55 - 1,60 м, но очень пышногрудые. Поэтому в эти годы одежда стремилась к созданию иллюзии пышного бюста. Грудь поддерживалась корсетом и культивировалась. Россия 1900-х гг. была заполонена всевозможными рецептами увеличения бюста с помощью массажей, микстур, компрессов и т.п. В одежде бюст располагался единым пышным фронтом (разделение грудей появилось только с приходом лифчиков) и драпировали его, используя всевозможные рюши и подкладные ватные подушечки, добиваясь, чтобы грудь выглядела пышно и вызывающе красиво.
Женщина этой эпохи должна была быть "манкой", т.е. приманивать мужчину своими объемами, иметь узкие покатые плечи, но не должна была быть худой. Основным предназначением женщины в ту пору было материнство. В крестьянской среде было нормально иметь по 10 - 12 детей, а в городской - по 6 - 8. Поэтому народонаселение России было высоким и составляло к 1917 г. 150 млн. человек, т.е. больше чем сегодня, к 2007-му году.
 Русские женщины той поры никогда не загорали, загар считался признаком простолюдинок, крестьянок, работающих в поле. В соответствии с французскими модными канонами женщины пудрились светлой рисовой пудрой, стремясь к эффекту болезненно-бледного вида, но сохраняли при этом пикантные формы. Это была эпоха длинных волос. В моде были рыжеватые шатенки с длинными блестящими волосами, которые укладывались в сложные японообразные прически.
  И крой платья благодаря форме рукавов и корсажей, и форма шляп этой поры говорили всегда о природе, а не о геометрии. Мода этого периода не любила прямых линий, углов, прямых окончаний. Актуальны были формы, напоминающие цветок или крылья насекомых - они прослеживаются и в форме рукава, и в формах головных уборов, и т.д. Женский силуэт удлинялся треном, поэтому женщина, несмотря на свой небольшой рост, выглядела выше, чем она была на самом деле, особенно сзади; а подчеркнуто узкая талия создавала элегантный, невесомый силуэт, подчеркивавший грудь, бедра и воздушное сложение женщины в целом.

Россия этих лет могла похвастаться обилием модных домов, ателье и мастерских. Только в Петербурге в 1900-е гг. действовало более 120-ти модных домов и ателье. В постреволюционные годы в Петербурге работало 2 дома моды - №1 и №2. Именно петербургские модные дома были главными в России, поскольку Петербург был столицей, и вся культурная и светская жизнь России была сосредоточена там. Москва была второй столицей и таким количеством модных домов похвастаться не могла. Самым знаменитым модным домом в Петербурге был Дом Бризак, в котором работало 60 портних. Хозяева этого дома, будучи по происхождению французами, сделали Россию своей второй родиной и открыли этот дом в 1855 г., на два года раньше, чем Ворт открыл свой дом в Париже. Дом Бризак был закрыт декретом Ленина 1918 г., а его "меховой резерв" был национализирован.
 На сегодня в России сохранилось не более пяти изделий Дома Бризак. Одно из платьев Дома Бризак находится в собрании Музея истории и реконструкции Москвы. В России нет музея моды. Отдельные коллекции костюмов имеются в Эрмитаже, Историческом музее, Музеях Царского села, Музее истории и реконструкции Москвы и некоторых других собраниях. В большинстве случаев эти коллекции не имеют постоянной экспозиции и недоступны для изучения. Ни один из вышеназванных музеев не ведет закупок, коллекции костюма пополняются только за счет даров.

 Дома от кутюр в России отличала их элитарность. Например, петербургский Дом Бризак являлся Поставщиком Двора и работал исключительно для придворных нужд, т.е. клиентками этого дома были императрица, ее дочери - великие княжны, великие княгини - сестры и жены великих князей и фрейлины Двора. По высочайшему повелению императрицы Дом Бризак мог обслуживать двух клиенток, не принадлежащих ко двору - любимых публикой артисток Анну Павлову и Анастасию Вяльцеву.

 Еще одним большим петербургским модным домом 1900-х гг. был Дом Гиндус, который в эпоху революции разделил судьбу Дома Бризак и канул в Лету. Третьи крупным домом моды был Дом Ольги Бульденковой, которая тоже была Поставщицей Двора, т.е. делала придворные платья. Это были особые форменные платья, которые не подвергались модным течениям, а были регламентированы Уставом Двора, утвержденным специальным императорским указом еще в 1830-е гг.
 Кроме крупных домов моды работало более сотни мелких домов моды и ателье, которые как выполняли индивидуальные заказы, так и выпускали серийные коллекции. Таким образом, русская мода 1900-х гг. имела как индивидуального, так и массового потребителя, хотя показов ни один из русских домов не проводил.
 Первый показ мод состоялся в Петербурге в 1916 г. Однако, в 1911 г. в Петербург привозил свою коллекцию Поль Пуаре. Разница между этими событиями в том, что в 1916 г. показывались русские модели на русских манекенщицах, а в 1911 г. Пуаре показывал на французских манекенщицах французские модели. Следующий показ моды в советское время произошел только в 1959 г., когда в СССР приехал Дом Кристиана Диора. Самой знаменитой московской создательницей моды была Надежда Петровна Ламанова. Она происходила из дворянского рода Нижегородской губернии, портновскому мастерству обучалась в Париже, а уже в 1880 г. открыла свое производство в Москве. Ее творчество быстро завоевало признание, и она получила звание Поставщицы Двора Ее Императорского Величества. Императрица, таким образом, одевалась у Ворта в Париже, у Бризака в Петербурге и у Ламановой в Москве.

 Ламанова знаменита, в частности, своими костюмами, выполненными в 1903 г. для "Русского бала" в Зимнем дворце. Также она много работала с Художественным театром по приглашению Станиславского, ею создавались костюмы для Книппер-Чеховой, Германовой, Андреевой и ко многим спектаклям Художественного театра. Работать Ламанова предпочитала в технике наколки, или муляжным способом, когда ткань накалывается на манекен булавками, без использования плоской выкройки. Метод наколки считается вершиной портновского мастерства, и все модели от кутюр и сейчас выполняются в этой технике.
 Судьба Ламановой после революции была печальна. Она была единственной из российских модельеров, не эмигрировавшей за границу - не только потому, что ко времени революции ей было уже 60 лет. Ее муж, крупнейший русский бизнесмен и благотворитель Каютов, был арестован большевиками в числе первых, и Ламанова надеялась, что ей удастся добиться его освобождения. Этим надеждам не суждено было сбыться, Каютов был уничтожен, и сама Ламанова была в 1918 г. арестована и посажена в Бутырскую тюрьму за то, что шила наряды для самой императрицы. Через несколько месяцев она была освобождена по ходатайствам Горького и Станиславского, и приказом Луначарского назначена руководить ателье по пошиву "новой советской одежды".В 1925 г. модели Ламановой в народном стиле из полотенец и рушников (поскольку настоящих тканей в этот период в России не было) получили Гран-при Советского павильона на Всемирной выставке. Умерла Надежда Петровна Ламанова в 1941 г. от разрыва сердца на лавочке перед Большим театром.
 Ламанова является основоположницей советского дизайна и конструирования, как единственный профессиональный модельер, оставшийся в стране после революции.
 
 
 
 
 
 
 


17 янв. 2010 г.

Хочу немного вам рассказать о своём городе, о том что сделали большевики с ним.
Начну с малого в дореволюционной России мы с вами не найдём мусора на улицах, хоть и не было асфальта... Начиная с 1917 года в Уфе были уничтожены более 10 церквей, а было их значительно больше,многие Храмы были построены ещё в XVII веке.Во многих зданиях оставшихся от церквей, во времена СССР были кинотеатры и клубы,одним из таких являлся ныне восстановленный РОЖДЕСТВО-БОГОРОДИЦКИЙ ХРАМ. А про дома дворян,купцов и священнослужителей страшно вспоминать, практически все были стёрты с лица земли.
Сегодня ситуация не лучше памятники архитектуры XIX века сносятся под строительство торговых центров и элитного жилья. Многим настоятелям  церквей приходится собирать у прихожан пожертвования на восстановление Храмов.
 К памятникам гражданской архитектуры в стиле классицизма относятся Торговые ряды (1820-1836 гг., (архитектор А.И.Мельников), Дом губернатора (около 1850 г., образцовый проект архитектора А.Д. Захарова, реализован архитектором А.А. Гопиусом), Духовная семинария (1827 г., (архитектор Трофимов). Декоративным подходом к традициям классицизма характеризуется здание Уфимского Дворянского собрания (1856 г., архитектор Гопиус).
Наиболее ярким памятником стиля модерн в Уфе является дом П.И.Костерина (1908). Примером тенденции романтизма в русле модерна стала архитектура Крестьянского поземельного банка в Уфе (1906, архитектор неизвестен; пристрой 1943-45, архитектор Е.Топуз). Тяготеют к модерну по своему силуэту и объемно-пространственному решению, но декорированы в духе эклектики с мотивами Ренессанса уфимские особняки - дома Е.А.Поносовой-Молло на ул. К.Маркса (инженер-архитектор К.Л.Гуськов), М.Л.Лаптева на ул. Гоголя (архитектор Л.Л.Щербачев), дом Емельянова на ул. Социалистической в Уфе. К памятникам неорусского стиля относятся Аксаковский народный дом (1908-1920-е гг., архитектор П.П.Рудавский), дома Л.Ногарева (1899-1909), здания Учительского института (1872-1874), синагоги (ныне Башкирская государственная филармония, реконструирован в 1986-1987 гг., архитектор М.П.Мазин, Ю.А.Пацков), Коммерческого училища (1908 г., реконструирован архитектором В.Н.Чаплин).


Мне нравится отрывок из статьи  Ксении Соколовой для журнала GQ "О, Русь!":
<<.... Вместо покосившихся изб откуда ни возьмись возникли добротные строения из кирпича, вместо мерзких придорожных шалманов с ссаной дырой появились гламурные мотели с lavazza. Даже лица аборигенов приобрели вменяемое выражение. Зато изменился разрез глаз. Мы выехали в славную Республику Башкортостан.
В столичном городе Уфа царило оживление. Башкиры готовились сразу к двум государственным праздникам - 450-летию добровольного присоединения Башкирии к России и выборам президента. Городские улицы украшали портреты Владимира Владимировича, Муртазы Рахимовича и лозунги на башкирском языке. Некоторые, написанные на кириллице, смотрелись очень мило. Так, главный предвыборный креатив единой России в Уфе выглядел так: "Бездец ил, бездец президент!" Хотя, возможно, это была вовсе не мантра про "нашего", а зашифрованный призыв Аль-Каиды уничтожить главный самолет страны.
Башкиры- как и положено гражданам зажиточной социалистической республики - оказались людьми черезвычайно настоятельными, задумчивыми и неторопливыми. Если не сказать больше. Чтобы не сказать больше, мы ранним утром покинули Уфу и бодро двинулись в сторону Челябинска... >>


Представляю вашему вниманию фотографии Уфы


ул. Александровская. Дом Е.А. Поносовой-Молло, 1910
Часовня у Гостиного двора. Сегодня там фонтан.
угол Александровской и Пушкинской. Дом купца П.И.Косте
ул. Александровская (ранее Семинарская). Духовная семинария
Воскресенский кафедральный собор
церковь св. Иоанна Крестителя стояла, вроде, на месте нынешнего Дворца Пионеров.
Воскресенский кафедральный собор

ипподром Акбузат

 
Рождество-Богородицкий храм
XIX в.
 
Свято-Никольский (Михаило-Архангельский) храм XIX в.
 
Лютеранская кирха
                                                                       Конец XIX в.

 
Храм Спаса нерукотворного образа
                                                                Начало XIX в.