23 июн. 2010 г.

Русские дивы

Я совсем недавно прочитал статью Александра Александровича и решил ее опубликовать в своем блоге,статья посвящена жизни русских эмигранток выживающих, в прямом смысле слова за границей,думаю те кто не читал еще книгу "Красота в изгнании" получит удовольствие узнать о людях своей страны,а те кто уже успел прочесть вспомнят еще раз тех людей у которых не опустились руки и они показали миру кто такие русские.


Александр Васильев 
О судьбах русских красавиц в эмиграции

Историю создания культа русской красоты в модном бизнесе ХХ века рассказывает знаменитый историк моды и дизайнер Александр Васильев.
Их мириады. Они красивы. Они голодны! Русские беженки от ужасов революции бесправны в Европе. К тому же они бедны и застенчивы. Но им требуется работа, срочная и оплачиваемая, чтобы прокормить себя и родителей своих, потерявших все в эти годы. Период 1910-1920 годов переживал мощный подъем женской эмансипации и профессионализма. После веков женского бесправия, когда даже в цивилизованной Европе женщины были лишены всякого права голоса на выборах, наконец-то женский труд стал востребован. Только одна Франция потеряла в Первой Мировой Войне около трех миллионов мужчин. Для восстановления страны и для тяжелой физической работы были нужны свободные рабочие руки. А тут в 1917 году в России под руководством воевавшей с нашей страной Германией был совершен большевицкий переворот, дабы подписать поскорее сепаратный мир на Восточном фронте, потому что обессилившая Германия не могла одновременно воевать и на Западе и на Востоке. Пришедшие к власти в России ортодоксальные коммунисты уничтожали население своей страны целыми классами. Спасая свою жизнь и жизнь детей своих от рук этих бездушных убийц, около 10 миллионов россиян всех сословий покинуло нашу страну, дабы выжить. Эмиграция шла на север через Финляндию, вовремя отсоединившуюся и не признавшую большевицкую антинародную власть провинцию Российской Империи. Эмиграция шла на Восток через Харбин, Манчжурию и Шанхай. Эмиграция шла на Юг через Констанцу, Варну и Константинополь, где Голгофу изгнания прошли сотни тысяч русских беженцев. Бежали от большевиков и через Западную границу — Польшу, Берлин, Прагу...



В 1923 году в Турции к власти пришел Мустафа Кемаль Ататюрк, и условия для жизни большинства русских беженцев в этой стране стали невыносимыми. Многие искали въездные визы в другие страны, и Франция, как я писал выше, где общество нуждалось в рабочей силе, давала их. К тому же, царская Россия была союзницей Франции в Первой Мировой войне. Отношения между этими странами были самыми радушными. Десятки тысяч французов работало в старой России, многие француженки мечтали о месте бонны или гувернантки в русской семье. Русские платили щедро и были тогда гостеприимными, культурными и воспитанными людьми. Французский язык был обязательным в аристократической элите России. Все окончившие в России гимназии знали французский язык и поэтому французы знали, что, принимая у себя в стране дешевую рабочую силу из России на заводы и фабрики, языкового барьера у них не будет. Не будет ни воровства, ни мародерства. Русские были честными, верующими и праведными людьми, борцами с Бесами. И вот с этим огромным потоком беженцев во Франции появились и русские женщины. Жены, дочери и сестры тех, кому удалось получить долгожданную визу в начале 1920-х годов. В годы по окончании Первой Мировой войны модный бизнес Парижа постепенно раскрывал свои крылья. Американские клиенты вновь потянулись в многочисленные дома от Кутюр за моделями. Инфляция обесценила французский франк, и доллары имели очень высокий курс на валютной бирже. Модные дома росли, как грибы после дождя. Все искали нового, оригинального, свежего, экзотичного. Такой послевоенной экзотикой стали русские дома моды, которые внезапно открылись в Париже 20-х годов. Их хозяйками стали предприимчивые и одаренные дамы из первой волны эмиграции, часто знавшие секреты высокой моды, будучи в прошлом клиентами богатых парижских Домов. Чаще всего основательницами этих «домов» были аристократки и столбовые дворянки, представительницы древнейших родов Руси. Рюриковичи, Гедиминовичи, Романовы, получившие художественное образование в Петербурге или в Европе, обладательницы прирожденного хорошего вкуса, имевшие навыки рукоделия. А ведь в начале века выпускницы Института Благородных девиц, смолянки, учились шить и вышивать, домашние работы поощрялись обществом. К тому же отсутствие необходимости заботы о хлебе насущном давало немало свободного времени.

Главными русскими домами моды в Париже был дом вышивки «Китмир», основанный кузиной Императора Николая Второго, Великой Княгиней Марией Павловной. Дом моды «Ирфе» — основанный княжеской четой самых богатых людей России Феликсом и Ириной Юсуповыми, Дом моды «Тао», основанный княжнами Трубецкой и Оболенской совместно с госпожой Анненковой, Дом Моды «Поль Каре», основанный княжной Лобановой-Ростовской, Дом моды «Арданс», основанный баронессой Кассандрой Аккурти и несколько других. С ними конкурировали и более маленькие, домашние ателье, которые назывались «увруары русских женщин», дома белья, дома шляп... Все эти заведения, большинство из которых продержалось всего несколько сезонов из-за отсутствия коммерческих навыков в дворянской среде, нуждались в манекенщицах для показов своих моделей. Слово «манекенщица» — уже советского разлива. В Париже русские дамы, занимавшиеся этим ремеслом, называли себя «манекенами». Случалось часто так: мама шила для какого-то русского, а часто и французского дома — а дочь показывала модели.

Русские девушки в 20-е годы ценились белизной кожи, голубизной глаз, высокими скулами. А вот мода на блондинок пришла лишь после 1929 года, вот почему вовсе не удивительно обилие грузинок-манекенщиц в те годы на парижском рынке: княжна Дадиани, княжна Шервашидзе, княжна Челокаева. Требовались брюнетки, и закавказские красавицы очень подходили в это время. Полных тогда было мало — еще бы! Пережив революцию, гражданскую войну и беженские лишения, трудно быть пухленькой. Вот почему старались все же выбрать длинноногих и стройных. Средний рост манекенщиц в те годы был 160 см — мода на очень высоких пришла лишь в конце ХХ века.

Отмечу, что никакого престижа в этой профессии заведомо не было. Это был тяжелый, полурабский труд, не слишком хорошо оплачиваемый. Манекенов делили на разные категории: самой распространенной были «Домашние манекены», которые своей фигурой подходили для постоянных примерок. Часами они простаивали на столах, пока им равняли подолы, драпировали и закалывали на них муслины, тюли и креп-марокены. Другой категорией были «манекены кабины». Это были штатные единицы в каждом доме, которые регулярно показывали созданные домом модели. Как правило, большие дома моды позволяли себе 6-8 «кабинных» манекенщиц. А маленькие обходились двумя-тремя девушками. Понятия «языка» или «подиума» не существовало, и показы проходили в салоне — гостиной каждого дома. Ежедневно проходило по 3 показа и к определенному часу, например, к 11.00, 14.00 и 17.00 дамы из числа возможных клиенток и покупательниц приходили в свой любимый дом моды, чтобы посмотреть новинки сезона.

В каждом парижском доме моды работало по 2-3 русских девушки. В процентном отношении количество русских манекенщиц на парижском рынке к 1929 году составило около 30%. Манекенщицы приходили на работу утром и размещались в «манекенской кабине» — их гримерной, где красились и причесывались. Дома моды выдавали им по паре шелковых чулок и золотистых парчовых туфель, подходящих ко всем моделям. Над девушками была начальница — шеф кабины, которая следила за опозданиями, фигурой и поведением девушек. В модельных платьях пить кофе или курить строжайше запрещалось! Не поощрялись и знакомства с мужьями клиенток, за что вылетали с места в два счета!

Профессия манекенщиц в эпоху Ар Деко была «говорящей». Манекенщицам приходилось часто на нескольких иностранных языках рассказывать своим клиенткам о моделях, которые они носят. Об особенностях ткани, кроя или отделки. Вот почему именно русские полиглотки, с детства знавшие по 3 языка, очень ценились. А главное — манеры...

Профессия манекенщицы была придумана в середине XIX века основателем искусства Высокой моды англичанином Чарльзом Фредериком Вортом. Именно ему пришла идея показывать новые модели сперва на своей жене, Марии Ворт, а потом на хорошеньких дамах, клиентках или актрисах. Однако работать для моды было делом полу-света. Даме из общества выставлять себя на показ считалось зазорным и малопривлекательным. Часто в модели, а их требовалось очень мало, шли кокотки, танцовщицы, большие и малые «горизонталки»!

Модная фотография появилась уже в 1870-е годы и, постепенно развиваясь, стала настоящим бизнесом в Париже в 1900-е... Сохранилось множество блестяще выполненных фотографий ателье Ретланже, где невысокого роста пикантные красотки с заретушированной белилами, непомерно узкой талией демонстрируют шедевры от Кутюр из ирландского гипюра, шелкового фая или мальтийского кружева. Все великие дома моды Бель Эпок-Ворт, Пакен, Дусе, Дреколь, Сестры Калло, Дейе — пользовались услугами таких фотомоделей. Они требовались и для открыток, вошедших в моду в викторианскую эпоху. Этот период знал уже своих великих звезд этого нового бизнеса и красавиц — бельгийскую танцовщицу Клео де Мерод, итальянское сопрано Лину Кавальери, французскую актрису кабаре Эмильенн д’Аленсон. Они были, бесспорно, прекрасны, чего не скажешь об их репутации и основных источниках их доходов. Некоторые дома моды выбирали себе «звездочек», которых постоянно одевали и так рекламировали себя в прессе. Например, «лицом» знаменитого дома Пакен была французская актриса Арлетт Доржер. Первой известной русской фотомоделью в Париже в 1910-е годы, еще до революции, стала актриса варьете Наталья Труханова, известная красавица, впоследствии вышедшая замуж за военного атташе Российского посольства графа Игнатьева.

Идея показа моделей в форме дефиле моды принадлежит, бесспорно, Полю Пуаре, который устраивал в 1910 году показ моделей своего дома в саду собственного особняка в Париже, где модели выстраивал вереницей. Именно Поль Пуаре был первым организатором профессионального показа моды в Москве и Петербурге в 1912 году, куда он приезжал с целью покорить царскую Россию своими лишенными корсета новинками моды с завышенной талией. Тогда Пуаре встретился вновь в Москве с выдающейся русской создательницей моды Надеждой Петровной Ламановой, бывшей на его показе и запомнившей некоторые приемы работы. Благодаря таланту своих французских манекенщиц, Пуаре продал в России свои модели, а русский свет запомнил надолго это блестящее зрелище. В Петрограде, столице России в то время, первый показ русской моды с русскими моделями состоялся 14 мая 1916 года в «Палас-театре». Среди участниц была знаменитая дягилевская балерина Тамара Карсавина, показавшая модель красного вечернего платья по эскизу Бориса Анисфельда, красавица Ольга Глебова-Судейкина, показавшаяя модель красного манто по эскизу своего мужа, художника Сергея Судейкина и балерина Мариинского театра Людмила Бараш-Месаксуди, показавшая модель из старинных русских набивных платков по эскизу князя Александра Шервашидзе. Этот исторический показ можно смело считать началом, первым показом моды отечественных дизайнеров у нас в стране! Он не прошел даром, его запомнили надолго и, приехав несколькими годами позже в Париж, русские барышни, придя в большие дома французской моды по нужде, уже знали о показах Пуаре в России и вечере русской моды в «Палас-Театре». И приходом своим постепенно сделали эту профессию престижной. Еще никогда княжны, графини и баронессы мод не показывали. А русские модели обладали прекрасным воспитанием, красотой, манерами и еще вдобавок и громким титулом, сводившим с ума парижан. Об этих первых русских моделях с ностальгией и гордостью писал парижский журнал «Иллюстрированнаяя Россия» 22 января 1932 года: «И вот в этот город — мир греха прежних русских поколений — робкой поступью вошла русская эмигрантка: в свое время ее мать и бабушка одевались у Ворта, Пуаре и Бешофф-Давид, а эта юная русская женщина только что вырвалась из ада революции и гражданской войны! Еще недавно служила она сестрой милосердия на фронте у Деникина и в английских госпиталях в Константинополе. Она вошла в столицу женской элегантности и постучалась в двери роскошного maison de haute couture. И массивные двери перед ней открылись, и она покорила все сердца...»
Графиня Елизавета Граббе - княгиня Белосельская-Белозерская, 1927 г. Париж

Тея Бобрикова и неизвестная манекенщица (дом «Ланвен», 1928 г.)
  
княжна Елена Трубецкая
  
Виконтесса де Кастекс,  Женя Горленко 
 
  
Виконтесса де Кастекс, Женя Горленко 

графиня Граббе, урожденная княжна Белосельская-Белозерская
 Феликс и Ирина Юсуповы

Наталья Палей
 

1 комментарий:

  1. SOVERSHENNO BLISTATELNIJ EKSKYRS V ISTORIY RYSSKIX KRASAVIZ I ZAVORAZIVAIUSHIJ DYSHY EKSKYRS V MODY!-)*

    SPASIBO OGROMNOE ZA VASH POST,
    S YVAZENIEM I LUBOVIU,
    ***VIOLETTA***

    ОтветитьУдалить