13 янв. 2010 г.



Бал сколько интересного и вдохновляющего в этом слове.
В России балы начали устраивать по указу Петра I с 1718 года. Они назывались «ассамблеями» и давались по очереди всеми придворными. На ассамблеях вели деловые беседы, курили трубки, пили вино, играли в шашки и шахматы. Главным же увеселением были танцы. После смерти Петра I в России закончилась эпоха ассамблей и началась эпоха балов. 
Табак и спиртные напитки ушли в прошлое, гостям разносили прохладительные напитки, лимонад и оршад. Вместо шашек и шахмат играли в карты. Мастеровых уже не приглашали, придворный этикет стал более строгим. Извещать о балах стали не барабанным боем, а специальными приглашениями. 
В XIX веке балы были излюбленным развлечением публики. Балы давали все – соразмерно со своими средствами и возможностями. К княгине Зинаиде Юсуповой съезжался весь Петербург, к семейству мещанина собирались только сослуживцы, но и то, и другое называлось балом. Бальный сезон длился с Рождества и до последнего дня Масленицы, в остальное время балы устраивались по особым случаям. Любой бал начинался с приглашения. Адресаты должны были получить их за три недели и составить ответ. 
Незыблем был распорядок бала. Гости начинали съезжаться после шести или девяти вечера, некоторые приезжали к десяти или к полуночи. После приезда гостей, которых обязан был встречать хозяин, бал открывался торжественным полонезом. В нем принимали участие все приглашенные, даже если потом они весь вечер и всю ночь просиживали за карточными столами. Далее чередовались вальсы, польки, кадрили, мазурки. Во второй половине ХIX века полонез иногда исполняли в конце бала, в этом случае танцы начинались с вальса. В середине вечера был ужин, на который каждый кавалер провожал даму. 
Если мужчина приезжал на бал в одиночестве, хозяйка могла попросить его проводить к столу даму, приехавшую с четой родственников и поэтому не сопровождавшуюся кавалером. Когда пара садилась за стол, они снимали перчатки и покрывали колени салфеткой. Перед тем как встать из-за стола, перчатки надевались вновь. Далее танцы возобновлялись. 
На балах существовал определенный танцевальный порядок, и все знали, что за так называемыми мелкими танцами пойдет первая кадриль, затем, следуя распорядку, вторая, третья. После четвертой кадрили и мелких танцев, как правило, шла мазурка. Она, как и кадриль, у всех дам была расписана заранее. Среди всех танцев мазурка и котильон являлись наиболее «важными» приглашениями на балу – по той причине, что после мазурки кавалер вел даму на ужин. 
За столом можно было поговорить, пофлиртовать и даже признаться в любви. Ужинали все в боковых гостиных, за небольшими столиками. Кроме того, на балах всегда был открыт буфет с разными яствами, шампанским и прочими горячительными и прохладительными напитками. Вечер обычно заканчивался многочасовым котильоном, в конце ХIX века иногда заменявшимся странным танцем под названием «кадриль-монстр».

Императрица Элизабет в тиаре. Портрет Франца Русса. 1863. Шонбурн.

    Элизабет в вечернем платье и драгоценностях королевы Марии-Антуанетты. Портер Георга Раба. 1878/79.


 
 
 
 
Д.Г. Левицкий. Портрет воспитанницы императорского Воспитательного общества благородных девиц Е.И. Молчановой

 
 
Елизавета Петровна


Комментариев нет:

Отправить комментарий