19 сент. 2010 г.

Коллекция галереи Popoff на торгах Christie's


12 и 13 октября, в Лондоне на торгах аукционного дома Christie's будет распродана коллекция самой известной парижской галереи, специализирующейся на русском искусстве, – Popoff & Cie. В этом сезоне это первые серьёзные русские торги (прошедший в середине сентября аукцион Koller – не в счет), с большим количеством лотов, к которым без преувеличения подходит определение «уникальный». Помимо собственной значимости, эти торги стали также своеобразным индикатором рынка, которого неизбежно коснулся мировой финансовый кризис. В кулуарах говорят разное: что коллекционеры практически исчезли с рынка и вышли из игры, что благодаря кризису цены наконец-то станут адекватными, без ажиотажа «лихих» денег и ничем не сдерживаемых амбиций, что дно кризиса еще впереди или, наоборот, нижняя точка уже пройдена. Посмотрим.

Появление на торгах столь значительной коллекции в такой непростой для общего состояния рынка момент многим показалось странным. Алексей Тизенгаузен, глава русского департамента дома Christie's отвечает на это, что, во-первых, готовить коллекцию к продаже начали два года назад, когда о кризисе слышно еще не было, во-вторых, если всего бояться, никогда ничего не сделаешь, ну и в-третьих, коллекционеры редко теряют свой азарт, а уж собиратели старого искусства знают очень хорошо, как сложно найти на рынке по-настоящему стоящий предмет, поэтому на хорошее предложение всегда найдется и хороший спрос.

А представленная коллекция действительно уникальна. Галерея Popoff & Cie основана в 1920 году Александром Александровичем Поповым, сумевшим в короткий срок превратить ее в главное место по продаже русского искусства в Париже. Он поддерживал отношения практически со всеми русскими художниками-эмигрантами – Сомовым, Коровиным, Чехониным, Анненковым, Малявиным, Серебряковой, и продавал в своей галерее их работы. А в «золотой книге» клиентов тех годов значатся такие знаменитости как герцог и герцогиня Виндзорские, Джованни Аньелли (основатель автомобильного концерна Fiat), Грета Гарбо, Леонард Бернстайн, Мстислав Ростропович и другие. Все, кто знал Попова лично, отмечали его необыкновенную увлеченность русским искусством, отменное знание предмета и отличный вкус. Безупречная репутация, заработанная Поповым, сохранилась за его галереей до сегодняшнего дня и имя галереи в провенансе предмета – как знак качества. По словам Алексея Тизенгаузена, русские коллекционеры редко хорошо говорят друг о друге, но Александр Попов – один из немногих, о ком с уважением отзываются абсолютно все, кто его знал. Своих клиентов он учил любить и понимать русское искусство. Но учить-то учил, а купить у него они могли только то, что он готов был им продать, а самые интересные вещи Попов оставлял для себя и очень редко показывал – «смотри, но не трогай». Формирование коллекции продолжалось и после его смерти, хотя со временем находить достойные предметы становилось все труднее. Коллекция галереи, составленная из лучших вещей, попадавших в нее за эти годы, выставляется на торги целиком. По официальной версии, галерея меняет свою специализацию, переключаясь на французскую живопись XIX века.

Наиболее ценная часть собрания – русский фарфор XVIII – XIX века. Представлено порядка двухсот предметов, некоторые из которых принадлежали членам императорской фамилии, и часть их не имеет аналогов в российских музейных собраниях. Фарфор был особой любовью Попова. Алексей Тизенгаузен рассказывает, что несколько лет назад он встретил старого коллекционера, который в юности знал Попова и бывал в его галерее. Попов был тогда уже стар и слеп, но он мог буквально наощупь, потрогав фарфор, точно определить: это императорский фарфор 18 века, это Гарднер и так далее. Кстати, около полугода назад был издан научный каталог "Шедевры русского фарфора XVIII века из собрания галереи Popoff & Cie". Другим увлечением коллекционера была акварель. В каталоге торгов представлены акварели выдающихся русских художников начала XIX века – Карла и Александра Брюлловых, Петра Соколова, Владимира Гау. В коллекции есть также различные произведения декоративно-прикладного искусства, в том числе детали костюмов и ткани.
Сервиз великого князя Павла Петровича. Выполнен на Берлинской королевской фарфоровой мануфактуре в 1778 году по заказу прусского императора Фридриха Великого.
  
Владимир Гау. Портрет Натальи Николаевны Пушкиной, урожденной Гончаровой. Акварель. 1844
  
Каминные часы из золоченой бронзы с декоративными деталями из тульской стали. Механизм – Сен-Жан, Париж, корпус – Россия, конец XVIII века
  
Огюст Монферран. Проект памятника Николаю I на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге, дополненный рисунками, подробно демонстрирующими структуру и архитектурные детали памятника.
  
Петр Соколов. Портрет императрицы Александры Федоровны и ее дочери великой княгини Марии Николаевны на морском берегу. Бумага, карандаш, акварель. 1829
  
Три блюда из сервиза, заказанного Екатериной Великой для своего фаворита графа Григория Орлова с его монограммой. Императорский фарфоровый завод, 1763–1770. Проект декора Г.Козлов
  
 Фарфоровый бюст императрицы Екатерины II. Фабрика Гарднера, 1779 – 1790-е. Бюст выполнен по модели скульптора Л.С.Буазо, который, в свою очередь, основан на гравюре с живописного портрета П.Ротари 1762 года
  
Чашка с блюдцем и крышкой, украшенной фигурой двуглавого орла, скипетром и державой, выполненная на Императорском фарфоровом заводе по случаю коронации Екатерины II в 1762 году. Не имеет аналогов в российских музейных собраниях. 
  
Чашка с блюдцем и крышкой с монограммой императрицы Марии Федоровны, супруги Павла I. Императорский фарфоровый завод, период правления Павла I, 1796-1801. Не имеет аналогов в российских музейных собраниях. Высота чашки 10 см 

Комментариев нет:

Отправить комментарий